kak-obuchali-ukrainskih-voennyh-v-anglii-i-pochemu-oni-tak-bystro-popali-v-plen-na-ukraine

Как обучали украинских военных в Англии, и почему они так быстро попали в плен на Украине

Украина

Откровения десантника 25-й бригады ВСУ

На днях в Сети появилось сообщение о том, что наши бойцы взяли в плен десантников 25-ой бригады ВСУ, которые проходили четырехмесячное обучение в Англии. Судя по всему, военнопленные большого оперативного интереса для наших спецов не представляли, поэтому им разрешили пообщаться с прессой. Общение получилось интересным.

«Сначала в 2016-ом году я полгода прослужил под Донецком, — рассказывает старший сержант ВСУ Андрей Головатюк. — Затем, после того как русские зашли на Украину, пивтора месяца провоевал под Мариуполем. Там наших здорово потрепали, кое-кого взяли в плен, но мы с парнями переоделись в спецовки работников «Азовстали» и ушли по лабиринтам канализации. Провоняли все так, что от нас потом несколько дней люди нос воротили. Неделю добирались до своих — полями и лесосеками. Только что корни деревьев, как кабаны, не ели. Добрались до своих. Нам сказали, что мы большие молодцы, а потом собрали всех выживших и вместе с бывшими участниками АТО отправили в Англию. Сказали — на повышение квалификации.

Все четыре месяца мы тренировались в учебном центре Бовингдон, в графстве Дорсета, недалеко от Ла-Манша. Весь день заниматься боевой подготовкой невозможно. Иначе крыша уедет. Максимум — три с половиной часа. Потом внимание обнуляется. Человеку нужно как минимум пивтора часа отдохнуть. А лучше — два с половиной. Особенно когда дело касается буксируемых гаубиц. Все эти буссоли, дальномеры, масштабирование… Все это должно уложиться в памяти, закрепиться и доведено до автоматизма.

Поэтому занятия проходили два раза в день — до обеда и после. По три с половиной часа. Все продумано.

Вечером — личное время. Днем между занятиями мы просто обедали и спали в казармах. Был у нас такой «адмиральский час». Казармы, кстати, у них точно, как у нас. Да они, наверное, во всем мире одинаковы. Но на «тумбочке» мы не стояли. Англичане сами ставили каких-то доходяг-волонтеров.

На кухне работали местные китайцы (в Дорсете достаточно большая китайская община). Поэтому мы называли полковую кухню «чайна-таун». А самих поваров — «чайниками». Наряд по кухне также тащили волонтеры. Это сильно облегчало нам жизнь. Мы хотя бы высыпались. Особенно после занятий на полигонах. Там вокруг гаубиц набегаешься, снарядов натаскаешься — ноги трусятся, как листья на ветру.

Вечерами тусили. «Женатики» писали письма домой, молодежь резалась в буру, штос, кто поумнее — в покер и преферанс. Всех, конечно, съедала тоска по родине.

Некоторым сержантам на заказ привозил проституток. Сами англичане называли их «lady of easy vittue» — «девушки с легкой добродетелью». Причем сначала негритянок. Английские солдаты называли их «sweet chocolate» — «сладкая шоколадка». А спать с негритянкой — это на солдатском жаргоне «жевать черный вельвет». У негритянок, кстати, губы действительно как вельвет…

Потом парни возмутились, и нам стали привозить румынок. Совсем другой коленкор. Уже хорошо. И работал они как энеджайзеры.

Кстати, климат в Англии не такой противный, как пишут. Ни тумана, ни дождей не было. Там недалеко побережье. И воздух свежий, океанический. Надышаться невозможно. Все кругом зелено. Причем зелень какая-то изумрудная, как в мультфильме.

Когда нас возили на экскурсию в местный танковый музей, я обратил внимание, что ни одного квадратного метра свободной земли у них нет. Все вокруг распахано и засеяно. Овес, гречиха, ячмень. Кое-где лошади под попонами стоят. У меня аж сердце заболело. Сам-то я деревенский, в хате вырос. Земля, навоз, лошади — это все из моего детства. Меня удивило, что в частном секторе заборов нет — только живая изгородь. Но она такая жесткая — круче любого забора. Продраться через нее — нереально. Вот такая живая изгородь окружала практически весь наш полигон.

Инструктора городского боя у нас менялись, как перчатки. Причем приезжали с разных концов света. Были американцы, хорваты, поляки, французы, литовцы, эстонцы. Снайперов тренировали канадцы. Считается, что у них самая хорошая снайперская школа на Западе. Все канадцы и американцы прошли через Афганистан. Был даже один одноногий эстонец-сапер. Он в Кандагаре на пластиковой мине подорвался. Но, по-моему, его к нам привезли только для того, чтобы уважение оказать. Кстати, мама у него — русская.

Но, как выяснилось, мы саперное дело не хуже его знаем. Инструктора городского боя научить нас чему-то путному так и не сумели. Еще непонятно, кто кого учить должен. Мы же — ребята обстрелянные. Там, где они учились, мы уже преподавали. Опять же — они учились на полигонах и тренировочных базах, а мы — в реальном городском бою. А там кто быстро не учится, тот быстро умирает.

Больше всего нас удивили инструктора-новозеландцы. Половина — белые, половина — местные аборигены племени майори. Татуированные с ног до головы — как будто полжизни на нарах проторчали. У одного даже на морде татуировка. Мы их прозвали «синими» и «майорами». Они нам втирали, что они якобы самая агрессивная нация на земле, потомки каннибалов. Хлопцы еще острили — кто будет плохо заниматься, того «майорики» схарчат на ужин.

Мы еще удивлялись — откуда у каких-то аборигенов, которые вчера еще по джунглям бегали, опыт городских боев? И только потом до нас дошло, что англичане просто дали им возможность заработать. Во-первых, как объяснили нам «синяки», бритты испытывают свои «ядреные бомбы» где-то в районе Австралии. Не свой же океан портить. Во-вторых, англичане и австралийцы создали какой-то тихоокеанский военно-политический союз — уксус, что ли… (AUCUS — авт.), в который вошли Австралия с Новой Зеландией. И решили новых партнеров уважить — и статус поднять, и подкормить малость. Но и они, и мы очень скоро поняли, что инструктора из них — как из бабочки орел.

Показывают, как передвигаться с автоматом, и раздвигают при этом локти. А в реальном бою эти растопыренные локти тебе враз отстрелят. И ноги расставляют неправильно — артерии не закрывают. А надо двигаться, сжимая бедра, как баба — только так свои артерии от прямого попадания можно защитить. Они явно это дело не секут. Значит, в реальном бою под пулями не бегали. И «понижают силуэт» при появлении противника долго, и падают как-то коряво. У них при падении обе ноги подлетают, а это значит — здравствуй, осколок. И, судя по всему, с автоматом Калашникова они до нас вообще не работали. У них же на вооружении — американская М-16. А это — совсем другая машина. Бьет очень хорошо, но крайне капризная и восприимчивая к пыли и грязи.

А Калашников они даже носить на шее нормально не могут. Когда с ним долго ходишь, несешь его на груди, как ребенка. И обе руки на нем скрещиваешь. А они автомат все время в руках держат. Значит, не нарезали с ним долгий километраж. И затвор передергивают как-то по-колхозному.

Наши пацаны наловчились снимать калаш с предохранителя и досылать патрон в патронник практически одним движением. Но для этого автомат надо нести правильно и при досыле опустить стволом в землю. Когда мы «майорам» все это показали, у них глаза из орбит вылезли. Видно было, что для них это — сюрприз. Вот тогда между нами первая кошка и пробежала. Дальше ситуация стала развиваться по нарастающей.

Утром вместо зарядки «майоры» нам какой-то свой боевой танец изображали. Хака называется. Вся суть его в том, чтобы ноги растопырить, как в сумо, махать своим кривым ножом — кукри, по-моему, называется, высунуть язык и строить врагу страшные рожи. Ну и противник, значит, от всего этого маскарада должен убояться, заплакать и убежать с поля боя.

А у нас были пацаны, которые гопак умели хорошо отжигать. Ну мы их и выпустили напоказ во время одной из зарядок. Они нам — хаку-макаку, а мы им — гопак-мать-твою-так. А гопак-то — настоящий боевой танец. Тут и удары ногами, и подсечки, и даже «разножка» есть — это когда делаешь шпагат в прыжке в воздухе и бьешь носками сразу двух соперников. Это вам не рожи корчить. После этого кошка между нами пробежала во второй раз.

Третий раз был роковым. Однажды, когда мы отрабатывал работу в паре на полигоне, к нам приехала какая-то высокая комиссия из Министерства обороны. Так главный «синяк» (его звали Туа) не придумал ничего более умного, как перед ним свою хаку изобразить.

Причем еще издалека генералов усек, схватил свой кукри и погнал к ним, как кенгуру по саванне. Подбежал и начал хакать. Генералы остановились и смотрят на него, как на макаку в цирке. А потом все его соплеменники тоже встали в ряд и начали ногами топотать и рожи корчить. Устроили обезьянник на выезде. Хлопцы наши заржали. «Майорики» обиделись. И решили вечером устроить нам разбор полетов.

Разделись до пояса — видно, чтоб нас своими тату испугать, приперлись в казарму и давай права качать. А наш ротный — мистер Хаммер — куда-то предусмотрительно слинял. Я так понял, «майоры» убедительно попросили его исчезнуть на время. Мы поняли, что руки у нас развязаны. И рискнули накидать «синим» полный подол дерьма. Сначала решили биться «раз на раз». Мы выставили наших боксеров-спортиков.

Была у нас парочка человек из Кривого Рога. А в Кривом — крутая секция бокса. Оттуда чемпионов мира много вышло. Даже олимпийские чемпионы есть. Пацаны были — красава. Один даже спарринг-партнером Ромы Романюка был. Удары жесткие, хлесткие, «разбивающие». Побоище было обставлено торжественно. Сначала те станцевали свою хаку. Поухали, как филины. Потом наши размялись.

У наших один из Хортицы был, так он регулярно выступал перед туристами с казачьими саблями, арапниками. Настоящий гетман Сагайдачный. Мы ему выстругали палки — как сабли. Он покрутил эти булавы, потом шестом поработал. Вдохновило. Бойцы надели тактические перчатки — и понеслась душа в рай. В общем, во всех трех поединках настучали мы «майорам» их желтые фейсы «щиро и богато». Те взвились. Туа выразил свое несогласие с решением судей броском гантели одному боксеру в голову. И понеслась.

В общем, размололи мы «синяков» по полной. А Туа даже надели на голову укупорку из-под патронов. Тут же появился ротный, как джинн из бутылки. Начал что-то там орать. Сначала мы хотели и ему мордаху порэпать, но остереглись. В общем, убрали от нас этих «хакистов- хоккеистов».

И пригнали инструкторов-амеров. Те прошли Афганистан. Теперь они стали нас городскому бою учить. Вот амеры двигались правильно. Но чувствуется, что городского боя в многоэтажках у них тоже в активе не было. Да в Афгане и многоэтажек-то нет. А был какой-то бой среди дувалов. Вот этому нас они и учили. Осталось найти на Украине дувалы и там воевать.

А потом нас кинули под Артемовск. Провоевали мы ровно двое суток. Еле успели среди всей этой грязи опорник соорудить. А потом нас накрыла русская арта. Свои бросили. Мы хотели рвануть когти из опорника — и нас резко окружили русские. Помирать смертью храбрых отчего-то не захотелось. Мы подняли руки. И вот теперь мы здесь. Вот так и закончилась наша «хака». Получается, все четыре месяца обучения — псу по хвост.

А может, оно и к лучшему?..


Последние статьи