Не все к старости становятся мудрыми. Не избежал этой печальной участи и Серебряков

В мире

К небольшой, старчески трепещущей компании русофобствующих актеров прочно присоединился житель Канады Алексей Серебряков.

Его неприятие России стоит несколько особо. Если Лия Ахеджакова, Вахтанг Кикабидзе, Андрей Макаревич, недавно примкнувшие к ним Ада Роговцева и Лайма Вайкуле выражают свое недовольство действиями России в Крыму, в Донбассе, то суровый Леша не принимает Россию изнутри. Главная тема стандартного (по жанрам) актера — хамство русского народа.

Впервые он озвучил свое отношение к России в начале 2012 года, когда эмигрировал в Канаду. Вот что он заявил: «К сожалению, здесь (в России) как бы я их ни охранял и ни изолировал, от хамства и агрессии не защитишь. Это в воздухе. Хам победил». Внимание к российскому хамству захватило актера целиком и не отпускает по сей день. Совсем недавно он заявил, что «национальной идеей России являются сила, наглость и хамство», а в последнем своем выступлении (все еще находясь в тихой Канаде) он присовокупил странные мысли о «покупке» Крыма, присоединяясь, так сказать, к сонму политических оппозиционеров из актерского сословия.

Но главным в его мировоззрении, как он сам заявлял неоднократно, было неприятие жизни, привычек, духовного состояния русского народа. Везде и всюду. Особенно поглядывая на эту жизнь из-за океана.

В целом, мало кто из российских актеров был так обласкан судьбой, успехом и даже властью, как Серебряков. Везде и всюду, в театре и кино он был на виду, играл множество ролей (более ста в кино, как театральный артист Серебряков не блистал), прекрасно зарабатывал. «Хамский народ» любил его, нес на волнах этой любви, хотя великим актером Серебряков так и не стал. Мало того, для многих ценителей кинематографа он превратился в раба своего главного образа — крутого, брутального и хамоватого мачо, сурового в делах и поступках, как добрых, так и злых, хлещущего водку из горла, стакана, из любой посуды…

Он действительно прекрасно перевоплощался в криминального Киселя в фильме «Возвращение в Зурбаган», в бандита Витька из «Тонкой штучки», в самогонщика из «Груз 200», в Зверя из «После войны — мир», в комбата Твердохлебова («Штрафбат»), криминального авторитета по кличке Адвокат из «Бандитского Петербурга» и, что запомнилось зрителям, в майора Думанского из сериала «Смерть шпионам!».

Снимаясь в российском и советском кино с 1978 года («Поздняя ягода», «Вечный зов», «Алые погоны» и так далее — почти до бесконечности), талантливый актер с характерной внешностью играл всё, что ему предлагали. С реальной жизнью советских и русских людей он почти не соприкасался. Времени не было, а жил он в Москве. Слом в поступках и высказываниях популярного актера произошел, когда он стал меньше сниматься и эмигрировал в Канаду. Странно, но последним толчком к выезду за океан послужил, по его же словам, смог 2010 года, образовавшийся от летних пожаров в Центральной России. Его чаша терпения переполнилась, и он умотал от «хамской» России как можно дальше, с женой, уже ставшей канадкой по месту жительства.

Все, кто эмигрирует из отеческого дома, подальше от родины, обязательно ищут и нередко озвучивают оправдания. Иногда уезжают молчаливо. Олег Видов, уехав в Америку, не осквернял свои уста и перо плохими высказываниями об СССР и России. Не плевался через океан и Савелий Крамаров. А великий певец Дмитрий Хворостовский остался истинным сыном, любящим и преданным России! Он вообще, работая и выступая в Европе, за океаном, не стал эмигрантом. Напомню, что и Федор Шаляпин никогда не говорил ничего плохого в адрес оставленной им родины и не стеснялся признаваться в любви к ней даже перед угрозой физической расправы.

Эмигрант из художественного сословия — это почти профессия с колоссальным душевным надрывом, который усиливается до безумия, когда исчезает творческая востребованность, тает успех, не звучат аплодисменты. Алексей Серебряков пока получает приглашения сниматься в бывшем отечественном кино. Вот на днях заверил, что предложений не стало меньше. Но, скорее всего, число приглашений снижается, а оправдаться — хотя бы для самого себя — хочется. Его оправданием стало российское хамство.

Наберусь гражданского сознания, чтобы сказать, что понятие «российское хамство» — культивируемая подлецами и дураками ложь! Этой лжи — безмерная масса. Нас те же подлецы и дураки, враги упорно превращают в хамов, пьяниц, агрессоров.

Ложь!

Я был рыбаком, рабочим, пионервожатым, матросом, актером театра. Как журналист, писатель, морской офицер, объездил, облетал почти всю Россию. Было в этих путешествиях всё — хорошее и плохое, встречался с непониманием, иногда и с хамством, были обиды и сожаление, но глобальным, захватывающим до глубины души событием было многократное доброе общение с великим чудом — своим гостеприимным народом во всем его многонациональном и талантливом обличье.

Где и когда набрался от своих соотечественников хамства не исчезающий из постоянного прицела кинокамер Алексей Серебряков — не понять. Для творческого человека, к сожалению, нередко для обобщения, глобального вывода, зачастую ложного, служат личная обида, неудача в фильме, спектакле, просто злое слово. Для не знающего реальной жизни, задавленного многочисленными образами сыгранных ролей, актера все окружающее превращается в почти виртуальный мир, где исчезает реальный анализ ситуации, где властвуют эмоции собственного «я», выросшего до гигантских размеров. А здесь еще и надвигающаяся старость…

Вот здесь, как мне видится, и кроется главная причина тех высказываний, что стали вылетать из уст стареющих актеров, всех тех, кого я упомянул и про кого забыл. Годы ломают их безжалостно. Нетерпимо для многих из них быть в безвестности, исчезать из поля зрения зрителей, довольствоваться только воспоминаниями. Они хватаются за любую возможность погромче высказаться о политике, своем народе, не зная толком ничего. Главное, сорвать еще немного аплодисментов. От кого угодно. Это уже похоже на болезнь.

Очевидно, что не все к старости становятся мудрыми. Не избежал этой печальной участи и Алексей Серебряков, выбрав для нового витка популярности «хамские» обвинения своего народа, своей страны, куда с готовностью и беспрепятственно продолжает приезжать на съемки тех фильмов, в кои его еще приглашают. Становится непонятным, кто же тогда хам? Кто приглашает или кто едет в «хамскую» страну? Может, таковы нынешние двоякие, житейские принципы постаревшего многоликого Алексея Серебрякова? «Принципы — вещь серьезная», — говорил один из тургеневских героев. Но они должны быть понятны, честны и честно исполняемы.

Автор Дмитрий Ледовской


Последние статьи