parizhskaya-otkrovennost-varshavskogo-posla

Парижская откровенность варшавского посла

Экономика

Посольство Польши во Франции официально дезавуировало слова своего посла о том, что Варшава вынуждена будет начать войну с Россией, если Украина не устоит. Поэтому будем оценивать и анализировать не то, что сказал посол, а то, что заявило посольство.

Париж – прекрасный город, настраивающий на непринуждённость в манерах и «лёгкость в мыслях необыкновенную». Французская кухня, являющаяся, при всех своих несомненных достоинствах, не более, чем закуской к прекрасным французским винам. Очаровательные парижанки, далёкие от польского ханжества и британской чопорности. Мурлыкающий, как тёплый домашний кот, язык. И всё это на фоне распускающейся весенней природы (Париж – не Норильск, не Петербург и даже не Москва, туда весна приходит рано, почти как в Крым или Грузию). Есть от чего закружиться посольской голове и разболтаться языку.

Но у посольства было время и возможность всё хорошенько взвесить и выдать позицию, строго отвечающую последним указаниям Варшавы. Что же сказало посольство?

Что посла неправильно поняли, вырвали его слова из контекста и на самом деле он имел в виду, что после Украины Польша вынуждена будет воевать с Россией, если Россия на Польшу нападёт, а поляки уверены, что так и будет. Не понимаю, зачем было выступать с «опровержением». Ведь сравнивая заявления посла и его посольства мы имеем те же яйца, только в профиль.

Начнём с того, что для нынешнего Запада попытка обвинить в намерении напасть того, на кого сам собираешься напасть – давняя и прочная традиция. Америка «защищалась» от Ирака, Ливии, Сирии, Югославии, Афганистана, сейчас на Украине «защищается» от России, а до этого «защищалась» от Украины Януковича, поддерживая вооружённый переворот в Киеве.

Война США во Вьетнаме началась с Тонкинского инцидента, когда американский эсминец «Мэддокс» якобы подвергся двукратному (2 и 4 августа 1964 года) нападению северовьетнамских торпедных катеров. Но, если факт боя 2 августа вьетнамская сторона подтверждает, акцентируя внимание на том, что вытесняли «Мэддокс» из своих территориальных вод (стандартная для американцев провокация, к тому же эсминец, даже по американским данным, первым открыл огонь), то 4 августа эсминцы США никаких целей вообще не наблюдали и палили в белый свет, как в копейку только потому, что им сверху (из штаба) сказали, что на них кто-то нападает.

Поводом к Испано-американской войне послужил взрыв броненосного крейсера «Мэн» прибывшего на рейд Гаваны (Куба) «для защиты интересов США». Наиболее вероятной причиной взрыва, угробившего корабль и экипаж ныне считается возгорание угольной ямы, спровоцировавшее детонацию боеприпасов. Но в 1898 году американцы заявили, что детонация произошла в результате внешнего взрыва мины или торпеды. Причастность к гипотетическому взрыву испанской стороны никто не потрудился доказать. Америке нужна была война, и война началась.

Такие «нападения» предшествуют практически всем американским войнам. Даже атаке японцев на Перл-Харбор предшествовали одностороннее американское эмбарго на поставки нефти в Японию, которое должно было в обозримой (до двух лет по оценке японского правительства) перспективе принудить Японию капитулировать перед США без всякой войны. Японские попытки решить дело путём переговоров успехом не увенчались. И не то, чтобы японские милитаристы того времени были белые и пушистые, но нападать на США они вовсе не собирались – им вполне хватало войны с Китаем. Просто США была нужна война и война началась.

Оценим нынешнюю ситуацию.

Во-первых, США нужна война. Они это даже не скрывают, открыто заявив ещё в марте прошлого года, что собираются руками Украины вести с Россией войну на истощение. Украина истощилась, и скоро Восточный фронт грозит рухнуть. США пытаются гальванизировать ВСУ при помощи массированных поставок вооружения и техники, но получается плохо. На Украине мало осталось желающих и умеющих воевать. Да и те что ещё есть исчезают со всевозрастающей скоростью под Бахмутом, Авдеевкой, Марьинкой, Угледаром, Купянском, скоро начнут исчезать на запорожском направлении. Пора подыскивать Украине замену.

Во-вторых, у Польши есть интересы на Украине. Варшава давно зарится, как минимум на Галицию, но и от границы 1939 года не откажется. Польша также желает сохранить между собой и Россией украинский буфер (пусть и серьёзно похудевший после раздела). Польша не желает согласовывать свои действия на Украине с Россией, поскольку хочет быть «спасителем» остатков, а не «соучастником» уничтожения украинской государственности. Польша пытается в кратчайшие сроки в три раза нарастить численный состав и в четыре-шесть раз (по разным видам вооружений) техническую мощь своей армии. Польша открыто готовится к большой войне и так же открыто называет Россию своим врагом.

В-третьих, как только украинский фронт рухнет, у Варшавы практически не останется опции проигнорировать происходящее. Правительству надо будет либо санкционировать ввод на Западную Украину польских войск, либо готовиться к отставке. Избиратели не простят, если «польский город Львов» вновь станет русским. Времени на размышления и оценку ситуации практически не останется.

Остановит ли в таком случае Варшаву недостаточная готовность армии (для окончания реформы необходимо ещё три-пять лет)? Сомнительно. Поляки будут исходить из того, что русские не решатся атаковать армию страны НАТО.

Русские и не будут стремиться к войне ещё и с Польшей. После разгрома Украины таковая России ни к чему, первейшей задачей будет переварить новые территории и создать систему их защиты. Злобствующая в ста километрах от Петербурга НАТОвская Прибалтика будет представлять куда большую угрозу, чем надолго занятая пацификацией бандеровцев на Западной Украине Польша.

Но кто сказал, что США позволят Польше сорваться с крючка. Вместо крейсера «Мэн» или эсминца «Мэддокс» всегда может найтись «неизвестная ракета» или несколько ракет, которые разрушат что-нибудь историческое или гуманитарное во Львове, убьют пару десятков местных цивильных бандеровцев, а заодно и сколько-нибудь польских военнослужащих. Последних на тот свет постараются отправить побольше, чтобы вызвать у поляков ослепляющую разум ярость. Думаю, что ещё парочку симпатичных полячек в военной форме постараются разорвать в куски.

Если немцы не усомнились, что США «не могли» взорвать Северные потоки, то посмеют ли усомниться поляки, что ракеты (бомбы, снаряды и т.д.) были российскими?

Так что абсолютно прав посол Варшавы в Париже, и польское посольство своим «опровержением» его правоту подтвердило. Варшаву ведут на поводке, в строгом ошейнике на войну с Россией и сорваться нет почти никакой реальной возможности. Да, польская власть сознаёт свою неготовность к этой войне и боится. Да, поляки понимают, что их бросят под Россию, как бросили украинцев, и будут лишь лицемерно вздыхать о «тяжкой судьбе польского народа», радуясь, что удалось ещё на полгода сковать Россию на Западе, не давая ей в полной мере обратиться на Восток, на помощь Китаю.

Но «европейская солидарность» и «обязательства в рамках НАТО» требуют, чтобы Польша хоть чучелом, хоть тушкой пришла на войну с Россией. И Польша плачет, но идёт, идёт и оплакивает Третью Речь Посполитую.

Русофобия очень дорого стоит. Многие наивные люди за неё платят жизнью, а государства своим будущим. У Украины будущего нет уже, у Польши остался призрачный шанс сохраниться, но как сказать нет Вашингтону? Ведь Америке нужна война и значит война должна начаться.

Ростислав Ищенко


Последние статьи