pochemu-ekonomika-evrosoyuza-nahoditsya-na-grani-obvala

Почему экономика Евросоюза находится на грани обвала

Украина

Читатели спрашивают — как вы можете писать, что Европа загибается без русского газа, если газовые хранилища в Евросоюзе заполняются чуть ли не с опережением графика? Вот, полюбуйтесь, в Германии уже целых 80%, а ведь ещё даже осень не началась! (ссылка).

Действительно, с энергией в Европе проблем нет, было бы только желание согреться. К примеру, можно уплотнить европейцев, заставив их жить по 10-20 человек в одной квартире, а пустующие дома не отапливать. Также можно закрыть рестораны, библиотеки, бассейны и прочие излишества — серьёзная экономия будет на обогреве. Опыт войн и революций показывает, что ужиматься европейцем ещё есть куда.

Проблема в том, что государство — сложный организм, который плохо переносит лихие удары кавалерийской шашкой. Попытка заставить европейцев отказаться от «излишеств» приведёт не только к бунтам, — с бунтами-то как раз справиться можно, — но и к резкому падению производства. А дальше всё пойдёт по спирали вниз, так как экономика Евросоюза неустойчива, так как она во многом основана на инерции, на нежелании иностранцев менять привычные немецкие товары на непривычные китайские, индийские или российские.

Вот ещё одна новость, и тоже про газ: один из главных европейских производителей удобрений остановил работу (ссылка). Цитирую:

В [польской] химической компании пояснили, что закрытие предприятия было связано с беспрецедентными ценами на природный газ, который обеспечивает его работу. Если 22 февраля (до начала специальной военной операции на Украине) топливо стоило 752 долларов за тысячу кубометров, то 22 августа цены выросли до 2882 долларов за тысячу кубометров. На момент написания новости газ торгуется на лондонской бирже ICE по 2877 долларов за тысячу кубометров.

Дефицит топлива в Европе угрожает ряду предприятий, которые сильно зависят от газа, приостановкой или вовсе прекращением работы. Ранее закрытие допустил немецкий концерн — химкомплекс BASF. В компании предположили, что, если топливо будет поступать в объеме значительно меньше необходимого уровня в течение длительного периода, заводы придется закрыть.

Азотные удобрения делают из азотной кислоты. Азотную кислоту — из аммиака. Аммиак — из природного газа. Того самого природного газа, за который Евросоюз вынужден сейчас платить на порядок больше, чем до того, как он вступил в прокси-войну против России.

Производить удобрения в Польше теперь невыгодно: закупаешь газа на миллион евро, перерабатываешь, а на выходе имеешь удобрения, которые можно продать только за 700 тысяч евро. И никакие заполненные на 80% хранилища газа в Германии, как видите, не помогают. Потому что ручное перераспределение ресурсов в сколько-нибудь сложной экономике не работает, а если бы даже немцы согласились делиться газом с поляками, то делать удобрения себе в убыток — идея в любом случае провальная. Доказано опытом Хрущёва и Брежнева, которые пытались отменить законы экономики в отдельно взятой стране. Вчера в комментариях проклинали Горбачёва и Ельцина за распад СССР, однако это было не вполне справедливо. Этих деятелей можно сравнить с врачами, к которым привезли на операционный стол безнадёжного больного. Да, врачи плохие, согласен — один не знает, с какой стороны за скальпель браться, у второго руки от пьянства дрожат. Но обвинять их в гибели больного я бы не стал — больного залечили задолго до Ельцина с Горбачёвым. Вот как раз при помощи печатного станка, когда Хрущёв с Брежневым разрешили колхозам и заводам работать в убыток. Сталин, при всей его бесчеловечности, подобного себе не позволял — он запрещал раздавать невозвратные кредиты даже во время Войны. Вероятно, Иосифа Виссарионовича впечатлил опыт гиперинфляции, в которую рубль скатился после революции.

Вернёмся к нашим европейцам. Раз поляки больше не производят удобрений, приходится теперь закупать их за рубежом. По гораздо, гораздо более высокой цене, так как в мире и без того с удобрениями дефицит, а тут ещё и дорогой газ останавливает многие крупные предприятия.

На этой стадии начинают страдать уже европейские фермеры, их бизнес рушится. Без удобрений современное сельское хозяйство не работает, а импортные удобрения слишком дороги. Если же фермеры попытаются повысить цены на еду, то потребители просто перейдут на импорт. Получается, что выгоднее вообще ничего не сажать — меньше убытков будет.

У нас было нечто подобное в лихие девяностые. Фермеры получали от государства кредиты на развитие сельского хозяйства, но не сажали ничего. Они просто покупали на выданные кредиты доллары, ждали год, потом меняли доллары обратно на обесценившиеся рубли и с запасом отдавали кредит. Только когда практику такого «субсидирования» отменили, фермеры начали нехотя что-то сажать.

Сейчас европейцы рискуют повторить наш печальный опыт. За годы околонулевых процентных ставок экономика Евросоюза была полностью опутана кредитами. Если пустить всё на самотёк, то вставшие без русского газа отрасли, — производство удобрений, сельское хозяйство, химическая промышленность, металлургия и так далее, — начнут разоряться, и эффект лавины обрушит всю экономику целиком. А если начать раздавать кредиты на поддержание штанов, и без того высокая инфляция евро ускорится, после чего всякая работа станет бессмысленной. Будет выгоднее переложить взятые в кредит евро в золото или юани, а потом подождать, покуда инфляция обесценит твой долг.

Банкиры будут в восторге, они на этом заработают триллионы. А вот реальный сектор обнаружит себя в состоянии клинической смерти — когда завод вроде бы может работать, но только в убыток, и потому выгоднее отправить рабочих по домам, а станки пустить на металлолом.

Как показывает исторический опыт, в этом сценарии падение экономики Евросоюза остановится, когда уровень жизни европейцев упадёт до уровня жизни их конкурентов, то есть до уровня бедных стран Юго-Восточной Азии. Своих-то ресурсов у Евросоюза нет, надо закупать за рубежом. А если так, то заводы в Индонезии выиграют конкуренцию у заводов в Германии — кстати, в том числе и потому, что индонезийцы, в отличие от немцев, не являются ворами, с ними можно заключать надёжные и долгосрочные контракты.

Также в ходе перезагрузки европейцы растеряют большую часть накопленных связей с клиентами. Никто не будет ждать годами, пока условные французы оправятся от шока и снова начнут отгружать свои станки или автомобили по нормальной цене: клиенты купят то же самое в условном Китае. А когда через 10-15 лет назад французы снова выйдут на рынок с конкурентоспособными ценами, им придётся преодолевать инерцию привычки: «дорогие месье, мы много лет закупаемся в Китае, и мы всем довольны. Сделайте цену на 30% меньше, тогда, может быть, мы согласимся посмотреть на вашу продукцию».

Но технически, как я показал выше, никаких проблем с обогревом европейцев нет. Вон, в Германии хранилища заполнены на 80%, можно расслабиться. Совершенно напрасно Олаф Шольц в такой истерике бьётся, у канадцев водород клянчит. Правда, без русского газа экономика Евросоюза накроется, а дальше вслед за Британией из Еврорейха побегут все, как крысы с тонущего корабля… но я не думаю, что герр Шольц испытает от этого больше личных неудобств, чем наш товарищ Горбачёв. Может быть, мы его потом тоже каким-нибудь орденом наградим.

https://olegmakarenko.ru


Последние статьи