putin-nameknul-zapadu-ob-obezoruzhivayushhem-udare-strah-poteryali

Путин намекнул Западу об обезоруживающем ударе: страх потеряли

Россия

Когда-то давно, в другой жизни и в другой стране, к нам «в гости» прилетел на своем маленьком самолетике размером примерно с беспилотник «Стриж» Матиас Руст. Сел 28 мая 1987 года на Васильевском Спуске. На этой неделе в Саратов и Рязань прилетели «Стрижи» — советские еще БПЛА, ровесники истории Руста, доработанные украинскими умельцами, чтобы использовать GPS-навигацию. Повредили наши стратегические самолеты, убили троих военных.

После не самой удачной финской кампании СССР Гитлер, посмотрев на это, выбрал для нападения Советский Союз, а не Англию. В Корейской войне наши летчики наносили такой урон американским бомбардировщикам, что США отказались от планов массированной атомной бомбардировки СССР — уразумели, что большинство их самолетов просто не долетит до целей. После решительного подавления Пражской весны в 1968 году Запад перестал соваться напрямую в соцлагерь, занявшись идеологической работой.

После прилета «Стрижей» и отсутствия ответа (очередной массированный удар по украинской инфраструктуре это не ответ, такие удары планируются заранее, и как раз прилет по нашим аэродромам должен был скорректировать наши планы) в Вашингтоне заговорил о том, что вовсе не сдерживают Киев от ударов в глубь России. Глава СНБО Украины Данилов вообще пообещал бить по России вплоть до Владивостока.

Между тем Россия, согласно документу «Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», как считают военные эксперты, вполне могла трактовать удар по нашей стратегической авиации (носителям ядерного оружия) как «воздействие противника на критически важные государственные или военные объекты Российской Федерации, вывод из строя которых приведет к срыву ответных действий ядерных сил». То есть вполне могла лупануть в ответ для начала тактическим ядерным оружием. Сдержалась. И, наверное, хорошо, что сдержалась от применения ТЯО. Но почему-то сдержалась и от всего остального. И страх оказался потерян.

Владимиру Владимировичу на неделе пришлось намекать западным ястребам, что страх потерян рановато. Он, во-первых, напомнил, что в нашей ядерной стратегии сформулирован ответ на встречный удар: когда фиксируется пуск ракет в сторону России, в воздухе оказываются сотни наших ракет, остановить которые невозможно. Это серьезный сдерживающий фактор. Во-вторых, напомнил, что у России есть такое гиперзвуковое оружие, какого нет ни у кого, и мы можем в связи с этим позаимствовать у США концепцию первого «обезоруживающего» удара. Ну, а Дмитрий Медведев, как обычно, развоевался в «Телеграме» и пригрозил «псевдоукраинским бешеным шавкам» наращиванием производства «наиболее мощных средств поражения. Включая те, что основаны на новых принципах».

Еще Путин снова заявил, что урегулирование после СВО — длительный процесс. Снова — потому что ранее президент уже прогнозировал, что мир ждет бурное десятилетие. Тут главное не наступить на «грабли Меркель». Фрау на неделе призналась, что Минские соглашения были обманом для России — Западу всего лишь надо было дать время Украине, чтобы она смогла создать армию, способную воевать с русскими. Конечно, печально, что Россия обманулась. Но еще печальнее другой аспект заявления Меркель. По ее мнению, в 2014–15 годах Россия вполне могла «захватить Украину». Отсюда следует очень простой вывод: соглашения вокруг украинского кризиса должны подписываться только на российских условиях. Без обиняков это называется «ультиматум».

Тем более что, как показывает практика, выгодно для России договариваться у нас научились по крайней мере силовики. На неделе состоялся обмен Виктора Бута на баскетболистку. Американцы хотели получить своего морпеха, шпиона Пола Уилана, но не вышло. Наши мастерски сыграли на том, что Демпартии США куда ближе чернокожая лесбиянка, употребляющая наркотики.

На фоне скандала с «Дождем» (признан СМИ-иноагентом), которому запретили вещание в Прибалтике за оговорку ведущего о якобы помощи «нашей армии», и последовавшего совершенно тошнотворного сеанса саморазоблачения уехавшей «интеллигенции» решила напомнить о себе Собчак. Поучить жизни и правильной позиции. Написала пост, где она якобы за простых русских людей. Мастерски так написала, многие повелись: вот, мол, честная журналистка. Только слова ее это просто звуки. Что до дел «морального авторитета»… Про израильский паспорт и ее вранье вокруг этой истории забыли, что ли? Собчак прекрасно понимает, что единственный для нее способ продолжать жирно жить — это жить здесь. И для этого можно выворачиваться как угодно. Потому что «там» она никто и звать ее никак. В чем еще сильнее убедила история с «Дождем».

Когда слушаете Собчак про любовь к России и простым русским людям, не забывайте с вами говорит гражданка другой страны. Побежавшая за чужим гражданством, как только оказалось, что быть гражданином России это не только права, но и обязанности. От обязанностей, кстати, быстрее всех побежали те, кто громче всех кричал про права.

После прилета Руста в течение двух недель с должностей полетели больше трех десятков высокопоставленных лиц. Потому что «должность» от слова «долг». Занимаешь должность — ты должен, а не тебе должны. Пока у нас, увы, наоборот. И это многое объясняет.

Авторы: ДМИТРИЙ ПОПОВ, MK.RU


Последние статьи