Путин снова всех переиграл, потому что «красные линии» — это совершенно не то, что нам кажется

Россия

Сегодня статья будет относительно небольшая. Плюс, мне еще нужно опубликовать новую главу, да еще и выходной… словом, дел невпроворот. Выходные, как никак.

А о чем будет разговор, вы уже догадались. Красные линии — это вовсе не линии. Давайте начнем.

А все-таки они двигаются!
Начнем с короткого вступления. С тех самых пор, как термин «красные линии» был озвучен, нам пытаются внушать, что они двигаются.

Да вот, буквально с утра, читая комментарии, видел такое утверждение. Мол, где ваши «красные линии»? Чейта они движуться? Чейта, а?!

И это, безусловно, попытка перевернуть, извратить происходящее таким образом, чтобы нас расстроить, заставить потерять запал.

Вы посудите сами, я чуть ли не через статью говорю о том, что важно сохранять правильный настрой. Говорил я и о том, что любые нападки на нас, любые оппозиционные настроения — это действия, по сути, врага. Они нацелены на то, чтобы нас с вами деморализовать, ослабить наш дух, силу нашей воли. И через это нас с вами уничтожить, запустив процесс изнутри.

Так вот, мне можно было бы не поверить. А на встрече с матерями военнослужащих вчера Путин говорил ровно то же самое. Мысль достаточно простая и мы должны хорошо ее понимать.

Когда нам говорят про то, что «красные линии» двигаются постоянно, то нас пытаются ввести в заблуждение. Наконец, где четко зафиксирована та граница, которую назвали «красной линией»? Это всего лишь предупреждение всем тем, кто решил отодрать кусок от тела нашей Родины, чтобы напитать свой истощающийся, хищнический организм. А я бы даже сказал, что не хищнический, а организм падальщика.

И здесь мы переходим к первой части рассуждения.
Красные линии — это не физическое явление

Знаете, вообще забавно, как Запад постоянно старается обвинить других в собственных грехах. В Ираке не щадили никого, пытали, уничтожали без малейшего сомнения, выкосили столько населения (и не только в Ираке), но Россию винят во всех грехах, в автократии, теперь вот еще и в спонсировании терроризма.
В Штатах нельзя просто так начать рассказывать про то, какая Россия хорошая. В твиттере забанили Трампа, пока Маск не купил компанию, чтобы его разбанить…

Нет, серьезно, вы можете представить, чтобы какой-то мессенджер, какая-то соцсеть взяла и вычеркнула из информационного поля того же Наврального? Тот же Дождь? Сколько они разносили свою зара…аа… информацию? И заметьте, даже и после никто их не трогал. Сами убежали. Ну, кто-то из. Кто-то, конечно, остался, совершенно четко понимая, что в России их судить если и будут, то по закону. Всего-то надо его не нарушать.

То же и с пресловутыми «линиями»! Достаточно всего одного единственного объяснения, чтобы понять, что все обвинения в каких-то «движениях» нелепы настолько, насколько это возможно: «красные линии» России — это не физическая граница, а рамки нашей самостоятельности.

Ну, то есть, нет никакой нарисованной линейки, что вот сюда наступать нельзя. Если мы посчитаем, что надо сделать вот так, то мы сделаем вот так, а если сочтем иначе, то и поступим в соответствие с нашими соображениями. Все. Они не могут не двигаться, потому что не закреплены каким-то жестким образом. Если мы сочтем, что нам грозит опасность, то начнем СВО, то нанесем удары по инфраструктуре, то будем торговать за национальную валюту — мы будем делать то, что считаем необходимым для защиты своих национальных интересов.

Правда, тут можно все-таки кое-что возразить. Мол, а чего ж тогда сразу не начали молотить по Киеву? Но возражение это слабое. Не начали, потому что не звери, потому что стараемся заботиться о жизни украинского народа, не нацистов, а народа. Да даже и нацистов никто не расстреливает на месте. Мы защищаем свои интересы, считаясь с интересами других. В отличие от США, которые успели разработать несколько десятков планов по ядерной бомбардировке нашей страны.

И здесь, в общем, можно было бы закончить рассуждение, если бы мы хотели указать и объяснить то, что «красные линии» — это не геометрический объект, он не может двигаться, а любой, кто пытается в этом убедить, по сути, пытается внести смуту в умы членов общества. То есть, действует на стороне противника. То есть, можно сказать, ведет войну против России. Информационную, но все-таки.

Но я хочу пойти дальше. Я думаю, что «красные линии» — это вовсе не линии, это красная тряпка, благодаря которой удалось втянуть США в заварушку, из которой сухой они уже не выберутся.

Топи вероятностей
Кроме шуток, попробуйте представить все именно так. «Линии» — провокация нашего правительства, которая заставила запад ввязаться в конфликт, не сумев верно оценить свои возможности.

Здесь мы ступаем на скользкую, как говорят, тропу. Но даже больше. Здесь мы перепрыгиваем с одного скользкого камушка на другой, окруженные бесконечной топью возможностей. И эти маленькие камушки — это единственная опора и поддержка, единственное, что может привести нас к правильному выводу. Эти камушки — и есть логика.

Теперь вспомним, что с самого начала, когда были объявлены «красные линии», все чуть ли ни сразу же стало идти по накатанной. Одно, другое, поставки, заявления, санкции, обвинения, провокации, террористические акты на нашей земле! И каждый раз после чего-нибудь подобного происходит… что? А сразу же в инфополе выбираются умеющие, знающие и понимающие, которые настолько преисполнились в своем познании, что нашу, земную логику уже просто игнорируют за ненадобностью.

И они начинают рассказывать про красные линии. А чего это они опять подвинулись? А где они, а?

Звучанием какого-то очень странного интереса отдает это желание знать, где же это наши красные линии? А это не просто так. И вот тут мы подошли к главному.

Чтобы успешно вести действия на фронте, Западу нужно точно знать, где именно пролегают эти загадочные, капризные полосочки. Это нужно попросту для того, чтобы точно знать, куда и как сильно можно ударить, чтобы не прилетело в ответ.

И кто-то может возразить, что Россию там никто не боится, что, мол, если бы надо было бы, то уже бы ух, да эх! Но тут, уж извините, как бы уже ваши полномочия — все. Потому как недавно мы все видели хваленый западный «ух», который больше похож на «айяйяй».

А видели мы его, когда украинские ПВО подбили мирно летевший над полем польский трактор, приняв его за российскую ракету. И тут же обвинили Россию в обстреле польской территории. Правда, не прошло и пары часов, как уже Запад открестился, а вскоре вообще открыто обвинили Россию.

Понимаете? Ведь в сути все ровно то же, что и обычно. Запад понимает, что Россия не вводила войска на тогда еще украинские территории в 2014, что это не Россия, а Украина обстреливала Донбасс и Луганск, что это украинские военнослужащие прятались в жилых районах, что это украинские солдаты скрывались в школах, садах и больницах, что это украинская сторона создавала провокации, вроде той, что была в Буче. Я напомню, что Пентагон тогда даже не решился признать, что это действия России. И причина та же — прямой конфликт с нашей страной — это слишком страшно.

Там никто не собирается умирать. Там просто работают, понимаете? Эм, ведут бизнес. Пока действия там, за океаном, на Украине — им все равно. Если вдруг ракеты полетят уже через океан — не-не-не-не, не надо, мы же хорошие, просто бизнес.

И именно поэтому «красные линии» дико важны! Это позволит заполучить определенное преимущество, потому что можно будет точно знать (ну, со стороны Америки) куда можно бить, чтобы не получить в ответ.

Кое-что они знают. Например, осудить Россию, наложить санкции, объявить спонсором терроризма. А у нас говорят — да пожалуйста, мы уже на восток разворачиваемся. Какая разница, кто там у тебя за спиной плюется?

Впрочем, от Европы мы отворачиваться не будем, как мне кажется, просто время не пришло. И «потоки» строились не для того, чтобы вот так их забросить. Правда, торопиться с починкой тоже, думаю, никто не будет. Там, если правильно помню, по одной ветке качать можно немного, вот и хватит пока. От холода не умрете. Протрезвеете немного, но не умрете.

А вот не зная, где пролегают эти линии…

Вообразите, что рядом с вами стоит амбал. По сути, что вы, что он — можете друг друга убить с одного удара. Но если кто-то начнет, то второй замахнется, так что вы попросту друг друга уничтожите. В общем, аналогия ясна.

Теперь представьте, что вам этот товарищ говорит: «Если подойдешь слишком близко, я тебя ударю».

А США хочет подойти. Это вопрос их выживания. И хочется, и колется. И что делать? А мы вот тут пощупаем, тут потрогаем, вот сюда ручку… не-не-не, это в Польше украинская провокация, отбой! Мы тут вообще не виноватые!

А в итоге? А в итоге США ввязались в конфликт по уши. Они не могут отступить. Прощупывая «красные линии», они потратили столько денег, что уже вынуждены красть российские активы. А это уже мощнейший удар по всему коллективному Западу, по его авторитету.

Пусть даже не сегодня, но через лет десять никто и ни за что не станет иметь с Америкой дел. Просто потому, что твои деньги могут украсть. А выбора у них нет. Либо деньги, либо сейчас госдолг лопнет, а то и еще чего.

Потому я и написал наши красные линии — это не линии. Это тряпка, которая раздразнила быка. И он уже несется на нас, уже не может остановиться. Выглядит страшно, конечно. Но это только для обывателя. А умелый тореадор точно знает, что бык недостаточно умен, чтобы понять, что его дразнят. И потому бык раз за разом промахивается, пытаясь ударить в линию, которая лежит не в пространстве.

И разве нельзя сказать, что Путин опытный тореадор?

Мир писателя


Последние статьи