Русские рвутся в Россию. Но бюрократы не пускают. Чиновники считают, что мало

В мире

Недавно у всех на слуху была история о том, как в Киргизии русского мальчика-спортсмена его киргизские сотоварищи по команде несколько месяцев при попустительстве тренера подвергали избиениям и издевательствам за то, что он русский, и принуждали учить Коран. История чудом выплыла наружу и получила общественный резонанс. Вмешались Россотрудничество, депутаты и Патриарх. В итоге киргизы дело замяли, «убедив» родителей отказаться от всех претензий. Но те, понимая, что жизни в Киргизии им не будет, твёрдо намерены перебраться в Россию. Дело, однако, в том, что однажды они уже пытались переехать и получить русское гражданство. Но из-за бюрократических препон не смогли.

Последнее давно уже является проблемой для миллионов русских, которые хотели бы переехать в Россию. А для некоторых, подвергающихся преследованиям, – подлинной трагедией. Так почему же проблема эта десятилетиями не решается, а трагедии людские продолжают следовать одна за другой?

Не пустили «из-за запятой»

Начать с того, что родители мальчика Вани – Алексей и Ольга – люди для Киргизии не чужие. И даже не дети советских специалистов, командированных некогда перетаскивать национальные окраины из махрового феодализма сразу в «развитой социализм». Их предки жили здесь на протяжении 200-300 лет: по отцу – это оренбургские и донские казаки, по матери – казаки с Кубани и немецкие переселенцы времён Екатерины. Языком киргизским оба владеют «как родным», так что никаких «бытовых» трений с киргизами у семьи не было и быть не могло. Таким образом, вся причина травли их ребёнка – в том, что он русский и православный.

И если такие семьи сегодня из республик Средней Азии продолжают бежать (например, из «казачьих» земель Северного Казахстана уезжают десятки тысяч ежегодно), значит, для этого у них есть более чем серьёзные причины. Но при том, что Россия сегодня делает недопустимо мало для того, чтобы заставить обнаглевших от безнаказанности среднеазиатов вести себя мало-мальски прилично, она могла бы хотя бы позаботиться о тех, кто хочет с ней воссоединиться, имея на то бесспорное и очевидное право?! Ну так и этого нет!

У тех же Ольги и Алексея в прошлый раз переезд в Россию сорвался на этапе заполнения целого вороха бумажек, одна описка или пропущенная запятая в которых уже является основанием для их отклонения. Сам Алексей с горечью констатировал:

Я знаю примеры, их немало, когда люди на первом этапе переезда в Россию отказывались. Если на пороге такие мытарства, что там дальше? Про нас скажу, когда мы первый раз подавали документы, было ощущение… нам его продемонстрировали, будто мы не возвращаемся домой, а просим политического убежища в Австралии, например. Зачем эта программа возвращения соотечественников, если на пороге России тебя так холодно встречают?

Впрочем, скорее всего, дело отнюдь не в «холодности» бюрократов, а в чём-то другом. Помнится, на заре развития в России массового «турецкого» туризма, когда оформление загранпаспорта затягивалось на месяц и более, при каждом паспортном столе имелась некая коммерческая конторка (как правило, состоящая из тех же людей), которая за деньги «помогала в заполнении документов», делая загранпаспорт за пару дней. Чувство такое, что имеется нечто подобное и сегодня, и именно этим вызваны «придирки к запятым» для людей, переезд для которых является зачастую спасением.

Последнее особо актуально для Украины. Но мало кто знает, что со времён Ельцина в России существует закон, позволяющий давать политическое убежище только тем, кто бежит из стран с «недемократическими» режимами. А поскольку официально украинский режим вроде как «демократический» (ибо Запад его таковым признаёт), то на спасающихся от бандеровских гонений беженцев с Украины право на политическое убежище не распространяется. Вот и пытаются легализоваться в России на одних основаниях с трудовыми мигрантами тысячи людей, для которых обратный путь – тюрьма или смерть. Были случаи, когда из-за каких-то недооформленных бумажек их высылали назад – прямо в лапы СБУ. Особенно частыми были попытки выслать бывших донбасских добровольцев.

При этом мигранты из Закавказья и Средней Азии гражданство получают регулярно и в огромных количествах. Зацепился в России, зарегистрировался, устроился на работу, сделал себе «брак по расчёту» с немолодой русской тёткой или родил здесь ребёнка, который уже по рождению – гражданин России, и пожалуйста – оформляй гражданство. Только не забудь «поблагодарить» кого следует…

Впустите русских в Россию!
Казалось бы, при том, что все СМИ не устают напоминать о нарастающей демографической проблеме в России, вопрос о привлечении новых граждан должен являться одним из приоритетов.

Россия заинтересована в притоке мигрантов, но она заинтересована в притоке тех, кто нужен стране,

– говорил президент Путин, уточняя, что если речь идёт о носителях русского языка и культуры, то в России

втройне заинтересованы в притоке именно таких людей, которые чувствуют себя россиянами в широком смысле этого слова.

То есть прежде всего нас интересуют люди одной с нами культуры и языка, которых не надо переучивать и почти не надо адаптировать. Но вместо того, чтобы чётко заявить, что все русские (понимая под «русскими» великороссов, малороссов и белорусов) имеют право на приоритетное и максимально облегчённое получение гражданства, господа чиновники, посаженные на это важнейшее направление, заняты тем, что раз за разом изобретают для русских людей «бремена неудобоносимые» и разного рода безумные определения для тех, кто для нас «свой» и поэтому «имеет право».

Обещали вроде бы преференции «соотечественникам», понимая под таковыми либо потомков бывших граждан СССР, либо представителей народов, национальная государственность которых в России. Почему-то при этом никто не задумался о том, что при такой классификации таджик-гастарбайтер, имеющий «советского» дедушку, это «соотечественник», а чистокровный русский из семьи европейских «белых» эмигрантов – вроде как и нет.

Ещё более спорное определение – «русскоговорящие». Живущих вне Германии немцев почему-то никому не придёт в голову обозвать «германоговорящими», а европейских евреев – «ивритоговорящими». Им просто всемерно помогут переехать и получить гражданство, поскольку они – «свои». То есть, соответственно, «немцы» и «евреи».

В точности так же и для нас «своими» должны считаться все РУССКИЕ, даже если по крови это и не совсем так. То есть дети единой с нами Русской цивилизации и её культурного пространства – Русского мира. И каждый, кто таковым себя идентифицирует и, по сути, таковым является, должен иметь право и реальную возможность переехать в Россию и получить российское гражданство. Помочь им в этом – святой долг России. Создавать же препятствие – преступление сродни государственной измене.

Когда Екатерине Второй хронически не хватало людей для заселения поволжских степей, она пригласила к себе переселенцев из охваченной перманентными войнами Европы. Людей иной крови и иной веры. Без каких-либо бумажек. Зачастую – без знания языка. Приехавшим давали солидное пособие и трёхлетнее освобождение от всех налогов. Потому что, если задача стоит – нужны люди, то её надо решать. В итоге десятки тысяч трудолюбивых немцев (ставших «поволжскими немцами») переехали в Россию раньше, чем европейские правители осознали происходящее и сумели остановить эмиграцию.

Пример этот мы приводим не потому, что считаем необходимым допускать в Россию всех подряд (напротив, мы категорически с этим не согласны), но как пример государственного подхода к решению конкретной проблемы – с минимумом бюрократических формальностей и максимальной эффективностью. То есть того, чего сегодня хронически не хватает, чтобы вернуть в Россию русских.

Что с того?

Почему же в нашей действительности всё происходит не так? Почему при ежегодных стонах о демографической проблеме в России мы не принимаем русских, желающих к нам переехать?

Думается, корень проблемы – в отношении к самому слову «русский» и в упорном нежелании ряда больших начальников признать тот неоспоримый факт, что «Россия» означает «Руссия», т. е. «Русская земля», а значит, является национальной государственностью триединого русского народа. Процесс этот идёт (вспомним хоть робкое упоминание роли русских в последних конституционных поправках), но идёт с большим скрипом и недопустимо медленно.

А ведь достаточно этот исторический (и не умаляющий роли всех прочих народов России) факт признать и от него отталкиваться, как всё встаёт на свои места. Все русские (и все считающие себя таковыми) – это «наши», имеющие приоритетное и максимально облегчённое право на получение российского гражданства. Все «цивилизационно русские» – тоже. И не надо тогда никаких бюрократических ухищрений и сомнительных определений вроде «соотечественников», «русскоговорящих» и «россиян».

Русское единство должно быть восстановлено. И центром, откуда этот процесс пойдёт, должна стать Россия. Потому что больше просто некому.


Последние статьи