Сатановский: как просто жить просто

В мире Россия

Как просто жить просто! Не заморачиваясь и не заморачивая окружающих, не проламывая головой стену, если рядом есть калитка. Не портя жизнь себе, членам семьи и окружающим.

Не исходя на г-но по поводу и без повода. Не травя никого — себя в том числе. Наслаждаясь каждым днём просто потому, что он уже не повторится. Есть чему радоваться — радуйся, пока можешь. Нечему, радуйся тому, что ты жив. А если и все остальные, кто тебе близок, живы и здоровы — вообще хорошо. Редко такое бывает, пока ни с кем ничего не случилось, облегчённо выдохни и живи.

В семь лет у автора первый раз в семье случилось: померла прабабушка. Понял, что и все остальные помрут, плакал… Потом всякое было. В 1966-1967 годах первая чёрная полоса пошла. В 1982-1983 вторая. Одно за другим: болезни, несчастья, смерти… Всё это надо пережить, перетерпеть, постараться не свалиться, чтобы с тобой самим не мучились. Оно обязательно пройдёт. Всё проходит, просто жить надо. Дальше жить. Всех, кого нет больше, помнить — и пока их помнишь, они в памяти твоей живы.

Не обижай детей. И жену не обижай. Вспылил — ну, бывает. Не копи в себе. Прав, неправ — извинись. И они пускай не копят. Легко нужно к жизни относиться, весело и оптимистично, а то из неё живьём не выбраться. Накосячил — бывает. Никто не совершенен. Не трави душу близким, сам себе потом не простишь.

Если они накосячили, тоже бывает. Проще не дуться, как мышь на крупу. Не вспоминать каждый Б-жий день. Зануд не любят. А уж злопамятных зануд, тем более. Не можешь перетерпеть — расставайся, но без мордобоя и без подлостей. Мелочно это и неправильно. Плечами пожал, ушёл, начал жить сначала.

А если ничего такого особенного не произошло — в чём смысл семью менять? Оттого, что скучно стало? Ни фига себе причина! Работать надо больше. Дома реже бываешь, ссориться и обижаться друг на друга некогда. Тут и командировки помогают. Успеваешь соскучиться и оценить домашний уют. Он обязательно должен быть. Даже если бедно живёшь, чистый уютный дом — первое дело. Остальное наработаешь, прирастёт.

Жениться надо обязательно. На весёлой и доброй важнее, чем на красивой, хотя симпатичная жена никому ещё не мешала. На фифе кокетливой и капризной, не дай Б-г. На ленивой, злой и завистливой, тем более. На сплетнице и потаскушке тоже. С кем твоя женщина была до тебя, неважно. Важно, чтоб параллельно с тобой ни с кем не была.

Что до мужика — работящий он должен быть, и если добрый и весёлый, не помешает. Друзьями надо быть друг другу. Опять же, личная жизнь. Противны друг другу — нечего семью заводить. Деньги будут не в радость и ничего не будет в радость. Родню друг у друга надо терпеть.

Лучше любить и уважать, но хотя бы терпеть. Чтобы вы друг друга любили, а кого-то из вас любящие родственники не переваривали, такого не бывает. Если, конечно, он или она не горький пьяница, скотина или полнейшая шалава, которого второй невесть по какому поводу без памяти полюбил. Тут или меняться, или расставаться. Не судьба, так не судьба. Тогда проще расстаться пораньше, не тянуть и не мучить друг друга.

Это вообще великое дело — не мучить друг друга ни из-за чего. И дети. Ох, как они семью в трудных ситуациях выручают! При условии, что ими занимаются и воспитывают их, как нормальных людей. Можно строго, но не жестоко и без занудства. А то вырастут — на стенку полезут. Да и балованные, капризные, своенравные и ленивые дети — несчастье семьи. Хотя возиться с любыми приходится.

Сколько они болеют, сколько шишек набьют, сколько дров наломают, пока не вырастут и сами семьи не заведут… И тогда балуешь и воспитываешь внуков. Что до ситуаций, когда детей нет, бывает. Приёмных заводят — из детских домов, чем младше, тем проще. А там как Б-г даст. Любить их надо не меньше родных, больше. Или обращают время, силы и чувства на младшую родню — племянников, племянниц и прочих, кто под руку попадётся. Опять же — есть домашнее зверьё, от кошек и собак, до морских свинок и попугаев. Кого только люди не держат… И это серьёзно. Любишь хозяина, люби его собаку. И всех остальных, им опекаемых, тоже люби.

Что до всего остального… Книги — для поколения автора первое дело, для него тем более. Хобби? У кого какое. В молодости марки собирал. Семья ещё с дореволюционной поры этим развлекалась. В какой-то момент понял, что коллекция разрослась до неприличной величины, и остановился. Это как с азартными играми. Можно в преферанс или рулетку выигрывать.

Но когда они занимают слишком много времени, пора завязывать. То же самое с общественной работой. Болезнь, не хуже пьянства. Понятно, что кто-то курит, или выпивает при случае. Но когда это не выпивка под хорошую закуску и интересный разговор в доброй компании, а пьянка… Никакого смысла в этом никогда ни для кого не бывает. То же самое — бесконечная трата времени на партии, молодёжные организации и общественные движения… В каждой избушке свои заеб-шки, но автора в них звать бесполезно. По молодости и наивности был комсомольским активистом, вкалывал не за страх, а за совесть. Наивен был и всем помочь хотелось. Оперотряды, ДНД, внештатник МВД и прочее. С годами поумнел.

Не сильно, конечно. Горбатого могила исправит. Вечно приходится лезть в чужие проблемы. Еврейская активность была, от советского подполья до Российского еврейского конгресса. Академическая стезя: в итоге Институт Ближнего Востока и статус профессора ИСАА МГУ. Радио — пять лет безвылазно в эфире. Телевидение, когда зовут. Но, что важно, туда, где нет людей, с которыми не хочется ни говорить, ни стоять или сидеть рядом. Не сразу научился отказываться от приглашений даже к друзьям и знакомым, если в их программах на какую угодно тему предполагается участие неприятных личностей. Но научился. Не выжить, если с таким народом часто встречаться. Лучше совсем с ними не видеться, не говорить, и на них не глядеть. Нервные клетки сохраняет. При этом, если они тебя как огня боятся, то не пристают, далеко огибают. Большое дело, чтоб сволочи тебя боялись, а жульё избегало. Силы и нервы экономит. Опять же, уходить надо, когда г-на вокруг становится больно много.

Так часто бывает: начальником чёрт-те кто становится или прежний, вроде бы нормальный, ссучивается. Вечного ничего не бывает. И вот тут разворачиваться надо и уходить. Рвать себя на части, конечно, в таком случае можно. Помереть на месте можно, от инфаркта, инсульта и прочих сердечных напастей. Озвереть можно. Всех и вся возненавидеть, став мизантропом. А зачем? У всех свои недостатки, и если они не катастрофичны, прощать их или не замечать можно и нужно. А если не получается? И ты видеть начальство и окружающих не можешь? Или атмосфера вокруг такая, что в ней реально задыхаешься? Тогда проще уйти. Не выясняя, без скандала, или громко дверью хлопнув, набив осточертевшему гаду морду и испортив ему репутацию, или без заморочек, забыв о нём навсегда, как получится. И государства касается. Страна-то с тобой остаётся всегда, ты в ней жил, а государство достать может до печёнок. И тогда уезжай. Другое скорее всего не лучше того, откуда уехал, но когда жизнь начинаешь сначала, заморачиваться некогда.

Нет, понятно, бывают варианты. Жить частной жизнью скучно, революцию подавай. Чтобы весь мир насилья был разрушен, а кто был ничем, тот стал всем. Но к сожалению, кто был ничем, тот ничем и остаётся. Только теперь этот ноль без палочки при власти, а то и сама власть. И кому от этого легче? Да и средства никогда не оправдывают целей. Никаких. Нигде. Доброе решение лучше жестокого. Порядочное поведение лучше подлого. Врать ещё можно: бывает так, что правда никому не нужна и никому от неё лучше не будет. Приходится. А вот жестокость и подлость плохи всегда и никакого блага для будущих поколений от них не бывает. И это не про «слезинку ребёнка». Ханжа был Достоевский и изрядный сукин сын. Не ему было человечеству мораль читать. Просто бывают ситуации, когда тебя аж корячит, но не поступить правильно невозможно, как Януш Корчак, когда со своими детьми на смерть шёл. Это исключительная ситуация, но… Вся наша жизнь — путь к смерти. Не стать по дороге к ней сволочью, уже достаточно. Торопиться туда не хочется, да только избежать невозможно…


Последние статьи