nas-za-ushi-i-za-nogi-tyanut-vossozdat-ukrainu-a-nam-eto-nado

Нас за уши и за ноги тянут воссоздать Украину… А нам это надо?

Россия

У России, как и любой другой великой империи, есть почти врождённые травмы, увечья, комплексы и даже психические девиации. В данный момент очень ярко проявляется один из таких идефиксов, т. е. сверхценных идей, характеризующихся одержимостью, иррациональным поведением и излишней эмоциональностью.

Для России идефикс сейчас — это идея воссоздать Украину вкупе с многострадальной мовой, которую пластали весь XX и XXI века вкупе с искусственно украинизированной культурой, вкупе с пресловутым Тарасом Шевченко, которого в пику творчеству Пушкина и Толстого непременно нужно было изучать…

В общем, нам под порог снова стараются наложить целый террикон долгоиграющих в перспективе проблем. Притом проблем, которые не мог решить Советский Союз с его государственной централизацией, контролем СМИ, кинематографа и литературы.

И делается это всё словно в беспамятстве. Словно Ирина Фарион, депутат Верховной рады, не заявляла, что «у нас один путь — уничтожить Москву, ради этого и живём, ради этого и пришли в этот мир».

А может, кто-то забыл следующие слова премьер-министра Украины Юлии Тимошенко: «Я подниму весь мир, чтобы от этой России не осталось и выжженного поля, оставшихся на Украине русских надо расстреливать из атомного оружия».

И создаётся чёткое ощущение, что все напрочь забыли речи лже-патриарха Филарета, с которым тоже некоторые «эксперты» из России хотели договориться, т. к. он окормлял приличную паству: «Убийство жителей Донбасса — благое дело».

Но всё это с неизменным упрямством, достойным лучшего применения, постоянно покрывается соусом о некой «другой Украине». Той, что похожа на лохнесское чудовище или зелёного человечка — никто за последние лет тридцать их не видел, но многие продолжают в них верить и о них говорить. Конечно, наблюдать, как апологеты «другой Украины» смакуют свои патетичные речи, — это отдельное удовольствие. Мол, где-то там, то ли в подвале Днепропетровска, то ли в ностальгической черепной коробке спикера, эта Украина точно есть. И её нам, может быть, покажут, потом…

Где же корни этого идефикса? И кто его продолжает культивировать?

Украина как бытовой конструкт…

Помните, как генсек СССР Никита Хрущёв дефилировал в вышиванке? Смотрелось это, конечно, комично и карикатурно, когда глава сверхдержавы таким нелепым примитивным образом подчёркивал свои украино-хуторские корни. Народ держал фигу в кармане, травил анекдоты и за глаза называл могущественного генсека кукурузником. А вот товарищи амбициозные, традиционно тонко чувствующие тренды, вышиванку в своём гардеробе всё же держали.

Впрочем, это «наверху», но определённую бытовую моду, определённую бытовую привязанность, некий конструкт под названием «Украина» в голове простого человека ковали ударными темпами. Конечно, «украинская» культура в советском варианте в рамках украинизации прививалась везде, особенно на самой Украине. И дело было не только в устранении русского языка и насаждении мовы.

В литературе отдавали предпочтение украинским авторам, хоть их никто и не покупал. В кино тоже пытались продвинуть Украину. Очень пикантно в этом плане выглядит история единственного успешного украиноязычного фильма — «За двумя зайцами». Когда картина «зашла» зрителю, то её перевели на «иностранный» русский язык… те же актёры, что играли в версии украинской.

Но более чем успешно формировался образ незыблемой и единой Украины на уровне с виду незаметном — до поры до времени.

Чего только ни старались увязать с Украиной, чтобы хоть как-то наполнить содержанием этот конструкт: тут и «Киевский торт», и котлеты по-киевски, и украинский борщ, и фотоаппарат «Киев», и духи «Киевские каштаны», и велосипеды «Украина», коньяк «Киев» и прочее. И как апофеоз догма, что Украина — это всесоюзная житница.

Такими бытовыми мелочами и создавался образ единой Украины, страны-созидательницы. Но стоит лишь немного углубиться в историю этих мелочей, как искусственность лезет наружу. Коньяк «Киев» разливали в Одессе, «Киевские каштаны» сыпались с деревьев почему-то в Харькове, а велосипеды «Украина» собирали опять же в Харькове.

Так называемый украинский борщ — это отдельная песня. Ни в одной дореволюционной кулинарной книге вы не найдёте такого блюда, как украинский борщ. В руководстве для молодых хозяек Найдёнова под названием «Новейшая поваренная книга» за 1870 год можно найти просто борщ, борщ с жареными карасями и сборный борщ. В книге П. М. Зеленко «Поварское искусство», изданной в 1902 году, упоминается опять-таки просто борщ, борщ малороссийский и даже борщ литовский, но, как говорил «классик», никаких Чебурашек нет.

В «Карманной поваренной книге» авторства К. Авдеевой от 1846 года снова натыкаемся на борщ малороссийский, постный и с рыбой. В общем, в старых книгах можно встретить польские, молдавские, полтавские, кубанские, курские варианты борща. А вот «украинский» борщ обязан своим существованием советской доктрине соорудить некую Украину с древней, в том числе кулинарной, культурой.

Примерно тот же трюк провернули и со знаменитыми котлетами по-киевски. Это блюдо впервые было приготовлено в дореволюционном Санкт-Петербурге, и назвали его «Новомихайловские котлеты». Блюдо быстро стало популярным и через пару лет появилось в киевских ресторанах. Но Первая мировая, Гражданская войны и война Великая Отечественная заставили забыть это блюдо. Вновь оно вернулось уже после войны. И, как водится, было названо «правильным» именем в духе времени.

Повторюсь, казалось бы, мелочи. Но эти мелочи, словно бусинки, из которых куют «великую Украину», нанизаны на откровенно националистическую нить. Не зря придворный повар Зеленского и откровенный нацист по убеждениям Евгений Клопотенко со своими поварятами довели «битву за борщ» до кабинетов ЮНЕСКО.

«Пророссийские украинисты» и где они обитают…

В порыве регулярной демонстрации своей демократичности и плюрализма мнений отечественные СМИ потеряли всякое чувство чистоплотности. Иначе тяжело объяснить, по какой такой причине из эфира в эфир, как переходящий вымпел, путешествовали Карасёвы, Трюханы и прочие Ковтуны.

Самое поразительное то, что не они были самыми умелыми ретрансляторами украинства. Наоборот, именно на фоне этих персонажей, у которых разве что слюна изо рта не капает, глубоко в российском информационном пространстве отаборились куда более умелые адепты украинства. Им даже удалось сколотить себе репутацию неких «пророссийских украинцев». И читатель наверняка их всех знает: Монтян, Погребинский, Шарий и т. д.

Каждой из этих персон ввиду их одиозности, противоречивости позиций и переобувания, как нынче модно говорить, можно посвятить отдельный материал. Но автор попробует обойтись парой мазков на их столь цветастом, хоть и несколько мутном, портрете.

Мадам Монтян — и адвокат, и публицистка, и общественный деятель, и политик, в общем, человек-оркестр. В политическом плане Монтян всеядна. В 2001 году она защищала в суде активистов УНА-УНСО (запрещённая в России организация). В 2004-м принимала участие в «Оранжевом майдане». В 2014 году заняла выжидательную позицию, а в 2015-м выступала защитником националистки Виты Заверухи. Сейчас Монтян критикует всех подряд.

Что до профессиональных качеств этого субъекта, то здесь всё комично. Её метод — скандал и эпатаж. И как забыть её «научный» прогноз о невозможности строительства Крымского моста?

Гражданин Погребинский также не отстаёт от Монтян. Правда, скандалы — это не его метод, возраст не тот. Погребинский — открытый апологет некой «другой Украины». Представляют его как «объективного политолога», хотя этот «объективный политолог» не просто является сторонником Виктора Медведчука, но и работал на его партию «Украинский выбор».

Погребинский пригрелся в наших телеэфирах и потому два года назад заявил, что отсутствие глубокого анализа деятельности УПА (запрещённая в России организация) вредит информационной политике России, а также отталкивает часть «пророссийских» украинцев от нашей страны. А на одном из заседаний клуба «Валдай» прямо Владимиру Путину выкатил жалобу, что «Украина выставляется на некоторых каналах и программах в непопулярном свете… и пора поменять редакционную политику или линию».

Разумеется, бриллиантом в этой тёплой компании является Анатолий Шарий. Сколько бы автор ни расспрашивал своих друзей из Донбасса, слышали ли они о столь известном «журналисте», каждый раз те качали отрицательно головами. Биография Анатолия напоминает дождевую лужу поздней осенью — непонятно, где дно и что на этом дне лежит.

Майдан 2014 года Анатолий встретил в Европе как «политический беженец». Ярый евроцентрист и адепт «европейской Украины» он принялся отчаянно критиковать «новую власть», в которую не успел влиться. Делал он это задорно, как бунтарь и шоумен, разбавляя свою речь матом. Впрочем, матерщина у Шария — просто пунктик. Он матерится даже письменно и делает это натужно и коряво.

Шарий и сейчас присутствует в сетевом пространстве в формате 24 на 7, что не помешало ему основать целый семейный подряд под названием «Партия Шария», где главой назначена его жена. Откуда финансы для такой бурной деятельности у «политического беженца» — загадка. Что не мешало этому смелому гражданину призывать своих соратников на митинги из-за кордона. С началом СВО Шарий переключился на критику Кремля, с восторгом разглагольствует о победах Украины, режим которой и сейчас периодически покусывает, а в российском сегменте распространяет откровенно панические настроения. И его можно понять — лавочка вот-вот закроется.

Обсуждать конкретные мотивы всех этих персонажей в отдельности не имеет никакого смысла. Их объединяет одно — необходимость существования Украины в какой-либо форме, обосновано это нуждами населения или нет. А для некоторых из них начавшиеся ещё в 2014 году боевые действия стали настоящим трамплином для карьерного и медийного взлёта. Из первых парней на деревне они перешли на уровень выше. Тот же Шарий к 2012 году добрался до должности журналиста в столь «авторитетном» издании, как «Обозреватель», а сейчас он аж целый «украинский политик».

К тому же не стоит забывать об информационной и политической генетике современной Украины. Все СМИ, каждый информационный проект или сетевой портал на Украине принадлежал либо олигархам, либо группе олигархов, либо напрямую американо-европейским кураторам. В таком климате принципиальность не произрастает, зато прекрасно культивируются приспособленчество и чувство выгодной стороны. И эта «поросль» будет отчаянно сражаться за своё существование в привычных условиях. Только оно нам надо, как ежу футболка…

«Торговцы красненьким» на защите ностальгии и своей лавки!

Трагический развал Советского Союза породил массу деструктивных явлений, эдаких спутников разрухи. Одним из таких явлений была массовая лживая западная пропаганда, красившая всю историю СССР, впрочем, и Российской империи, в чёрные цвета. Чего только ни было в этой «истории»: пироманьяк Космодемьянская, массовый насильник Берия, Ленин-гриб и прочие бредни.

Но это с одной стороны. А вот с другой стороны, выкристаллизовалось обратное явление. Условно его адептов можно назвать неокоммунистами. И ничего в этом плохого нет, кроме патологической доктрины, что «Советская власть ошибок не допускала в принципе». О деструктивных процессах коренизации (украинизация и белоруссизация), богоборчества, на которое уходили колоссальные средства, фальсификации истории эти граждане и слышать не хотели.

Когда же доходило до главного вопроса о причинах развала Советского Союза, то все пинки доставались Хрущёву, Горбачёву и Ельцину, а самые образованные вспоминали ещё и Кравчука. Другой вопрос — о степени безгрешности системы, пропустившей таких упырей во власть, — уже ответа не получал.

Конечно, неокоммунистов в их упрямстве трудно винить. Особенно после того накала антикоммунистического и русофобского бреда, который льётся на нас все 30 лет.

Однако у любой паствы рано или поздно обнаружится пастырь. А вот в роли пастырей уже выступали отнюдь не неокоммунисты, а, как автор их для себя определил, «торговцы красненьким». Ловко жонглируя марксизмом в полном отрыве от современных реалий и эксплуатируя ностальгию паствы, а также свою собственную, эти пастыри построили настоящий бизнес на этом.

А так как ностальгия — это чувство обычно чуть печальное, но светлое, то вопрос Украины у них был демагогически передёрнут и поставлен с ног на голову. В популизме о светлом будущем на остатках ностальгического прошлого в их речах проплывала та самая «другая Украина» с красавцем Киевом во главе, и паства млела, вспоминая «Киевский торт», папин фотоаппарат и напиток «Росинка». Кстати, киевский завод, выпускавший этот напиток, а также квас, сиропы и прочее, почти сразу после майдана был признан банкротом.

С началом СВО ставки выросли и объёмы демагогии от «торговцев красненьким», соответственно, тоже.

Так, журналист Константин Сёмин, ныне более известный как непримиримый «коммунист», правда, с либеральным прошлым, ещё в марте написал: «В мировой империалистической войне (а признаков того, что мы наблюдаем ее начало, все больше) нет и не может быть сторон, заслуживающих поддержки пролетариата, кроме тех сил, которые ставят целью уничтожение капиталистического порядка как такового».

Не отставал от Сёмина и историк Клим Жуков. Правда, Жуков не обладал таким графоманским задором, а потому изложил своё мнение в видеоформате, да ещё и не одним роликом. Видимо, Клим делал ставку на эмоции в духе современной post-truth (постправды). Вышло не очень удачно — превалировал стиль «что же творится, бабоньки», а публика с грехом пополам, но уже это замечает.

Что до содержания этих речей, то они мало чем отличались от демагогии Сёмина. Только «всё было хорошо» приправлено очередными сверхценными идеями в стиле «почему не раньше», «надо было договариваться», это «наши люди», а сквозь нагромождения «красненького» сквозило старое и знакомое «наша Украина».

Был, конечно, и некий левый блогер Андрей Рудой, также известный как «Вестник бури». Его демагогия тоже мало чем отличалась от прочих «торговцев красненьким». В итоге «вестник» бури не дождался и бежал из страны якобы из-за преследования властей. Получился эдакий «бюджетный» вариант Ленина.

Первое исключительно авторское впечатление заключалось не в гневе, а в некотором изумлении. Сложилось впечатление, что наши медийные «коммунисты» последние лет 30 провели в каком-то прекрасном санатории закрытого типа, до которого даже областные газеты не добирались.

Нет, у меня нет желания вступать в марксистскую полемику с этими гражданами, достигшими вершин софизма, если не сказать кухонного троцкизма. У меня также нет желания доказывать очевидные вещи, что Украины, той «красненькой» Украины, которой они торговали на просторах Сети, физически не существует. И уж точно не хочется напоминать нашим истовым «коммунистам», что нацизм, а на Украине уже нацистский интернационал, является высшей степенью капитализма и долг каждого коммуниста с ним бороться… Я даже могу допустить, что делают они это из лучших побуждений.

Автор лишь хочет указать, что под всем этим демагогическим «марксизмом» и зачастую иллюзорной ностальгией нам вновь продают оптом и в розницу некую «другую Украину». Почему бы нет? Бизнес доходный, тема, как говорят, хайповая, практически любой способ решения проблемы оставит простор для критиканства, т. е. и на будущее граждане «работой» обеспечены.

Нужны ли нам «воспоминания»?

Украина чисто исторически всегда была неким географическим творением доктора Франкенштейна. Западная Украина то попадала в поле влияния русской культуры, то выпадала из него. Южная часть того, что именуется Украиной, вообще имеет отдельную историю. Крым вдруг стал Украиной исключительно по воле Никиты Хрущёва.

От Советской Украины также ничего не осталось ни в идеологическом, ни в промышленном, ни в энергетическом смысле. Ещё задолго до СВО Украина фактически распалась на несколько феодальных наделов, где каждый занимался своей хозяйственной деятельностью, включая контрабанду.

Уже тогда страна уходила в небытие по объективным причинам, но продолжала питаться прошлым, привычным порядком дел и всё той же ностальгией. И что-то автор не помнит, чтобы кто-то лил слёзы и тратил ресурсы на возрождение, скажем, Валахии, Бактрии или Согдианы.

Так Украина — это что? Ирония судьбы? Адепты «другой Украины», по сути, стараются нам продать даже не кота в мешке, а воздух. Правда, насколько я слышал, и этот бизнес у некоторых предприимчивых людей процветает.

Сергей Монастырёв
https://alternatio.org


Последние статьи