Почему Европа сняла кружевные карнавальные маски и обнажила нацистсткие клыки

Политика

Сегодня, особенно сейчас, принято считать, что нацизм и фашизм исторически питались русофобией. Это, безусловно, так, но и чуточку иначе. Скорее, во-первых, Российскую державу использовали в качестве «медведя в яме» для натаскивания свирепых нацистских (националистических) овчарок несколько веков подряд, а медведь этот каждый раз из ямы выбирался и давал по щам и псам и притравщикам. Во-вторых, Россия с её огромными территориями и природными богатствами была манком и призовым фондом для тех, кто решится отстаивать интересы нацистов. И, да, кстати, я не буду в этой статье принципиально разводить в стороны понятия нацизм и фашизм (ибо это интересно только специалистам), а все остальные нормальные люди не обязаны разбираться в сортах шовинистического дер…ма.

Пишет автор канала «Красная Книга Человечества…» в Яндекс.Дзен

Если вы мне то позволите, я попробую объяснить всё максимально просто, а мои коллеги-историки пусть простят мне определённую прямолинейность и некую аллегоричность. Оставим пока времена былинные, допетровские, и перенесёмся прямиком в 19-й век, когда европейский континент буквально раздирали националистические схватки. Единым и главным центром этих заварух была Австро-Венгрия. Да-да, та самая империя, в недрах (на землях) которой родились самые кровавые фашиствующие пасторы человечества от Адольфа Гитлера до Евгена Коновальца, Митро Клячкивского, Романа Шухевича, Базиля Кука, Николы Лыбидь, Луцкого, Сидора, Олейника, Литвинчука, Дякона, Гасина и пр… Всю эту мерзость вам запоминать не обязательно. Важно помнить основной факт: на территории Австро-Венгрии проживало определённое количество немцев, которые считали себя достойными лучшей доли, отдельного республиканского статуса, а , в идеале, вхождения в Пруссию и воцарения Пруссии на трон Всей Европы. Но ни Пруссия не торопилась сынов принимать (ибо ярые германские националисты составляли малую толику от проживающих в Австро-Венгрии немцев), ни Австро-Венгерская империя распадаться. И тогда было принято парадоксальное, идиотское, но много объясняющее впоследствии решение: богоизбранная, арийская немецкая ячейка нациков начинает вербовать в свои ряды всех подряд — от поляков до евреев, от венгров до словаков, от галичан до румын. Это потом их признают недочеловеками и биомассой, это потом им позволят лишь вилять хвостами в прислуживании третьему рейху. Поначалу было важно количество «подтявкивающих и разделяющих взгляды».

Этнография (наука такая) нас учит, что любой национализм можно сравнить с быстрыми дрожжами. В моём запорожском детстве самой лютой местью плохому соседу были именно дрожжи, брошенные в уличный туалет. Даже не представляйте, что получалось! Получалась жесть. Вот и тут так станцевалось, что после окончания Первой мировой войны, когда произошел распад Австро-Венгерской империи, немецкоязычные части бывшей империи «на быстрых дрожжах» создали новую республику под названием Германская Австрия. Кстати, республика была провозглашена по принципу самоопределения, который был закреплен в 14 пунктах американского президента Вудро Вильсона! (в этой части статьи российский Крым улыбается и машет флажками).

После распада Австро-Венгрии на «сотню мелких лоскутков», как писал Алан Тейлор,»демократы» перестали быть «австрийцами», «австрийцы» перестали быть «демократами». Коричневая чума в прямом смысле, путем расселения и закрепления активистов-наци поползла по Европе и угнездилась в относительно малых государствах: Чехии, Словакии, Галиции, Венгрии, Румынии, Польше и т.п., куда были откомандированы те же сторонники нациков разных национальностей. Чтобы не отставать от братьев по борьбе, активизировались национал-фашистские движения в Италии и Испании. Они даже тут, пардон, одним местом мерились. Муссолини с Гитлером, Гитлер с Франко и обратно…

А теперь самое важное и страшное. Примем как данность, что вся эта шушера расползлась по Европе грибковой плесенью… Но ей нужны были деньги и кураж, чтобы вербовать сторонников. И тут — обана — старая добрая Англия и депрессивная, жадная толстомясая Америка оказались как нельзя кстати. Они готовы были платить за шоу, как на дерби платят за возбуждающее зрелище, пересчитывая в потных ладонях ставки на «правильную лошадь»,одновременно с этим поправляя своё материальное положение.

Деньги найдены, нужен кураж! И вот тут сносит башню полностью. Бывших сторонников (умных евреев) и бывших париев (цыган) объявляют вне закона. На них объявлена тотальная травля. Сутью европейского нацизма становится бесчеловечное, звериное, шакалье уничтожение этих национальных меньшинств, чтобы возбудить в себе запах крови. Ненависть — одна из мощнейших человеческих эмоций, уступающая по силе только вере, идущей сразу после азарта и даже, увы, побеждающая любовь. Любовь всегда благородна и крылата, она трогательна и заботлива. Ненависть — антагонист любви. И на этой ненависти было вскормлено целое поколение нацистов. Грустный факт: наш, русский, российский народ так ненавидеть не умеет. Видимо поэтому, особо тонко чувствующий нашу душу замечательный поэт Василий Лебелев-Кумач напишет пламенные строки, которые особенно актуальны сейчас. Давайте вместе вспомним каждую строчку:

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

Пусть ярость благородная

Вскипает, как волна, —

Идет война народная,

Священная война!

Как два различных полюса,

Во всем враждебны мы:

За свет и мир мы боремся,

Они — за царство тьмы.

Дадим отпор душителям

Всех пламенных идей,

Насильникам, грабителям,

Мучителям людей!

Не смеют крылья черные

Над Родиной летать,

Поля ее просторные

Не смеет враг топтать!

Гнилой фашистской нечисти

Загоним пулю в лоб,

Отребью человечества

Сколотим крепкий гроб!

Встает страна огромная,

Встает на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой.

Нацистов не требовалось возбуждать подобными текстами. Яростно ненавидеть всё человечество они были обучены хорошо.

Что им было нужно ещё? Территория! Желательно неперевариваемо огромная, как Россия. Ведь гулять так гулять! «Что они там смогут, эти комиссаришки, со своим слабеньким и ущербным коммунизмом? Украинцы и поляки присягнули на верность, а эти-то, колхозники, чем лучше???» — так рассуждала фашистская клика, замыслившая свою Барбароссу.

Русские объявляются вне закона. Нацбатальоны натаскиваются на беспощадную резню, издевательства, зачистку, уничтожение. Я не ошибусь, если скажу, что в Европе не осталось НИ ОДНОГО государства, которое было бы не заражено фашистской плесенью. Это и объясняет то, что государства Европы одно за одним просто ложились под Гитлера. Но ему этого было мало. Он почувствовал запах крови. Его шакальи сторонники почувствовали его вдвойне. В ход пошло всё то, что казалось аморальным и нечеловечным ещё вчера: звёзды на евреях, их уничтожение, концлагеря, скопированные у англичан, боль, страх, ужас, унижение, насилие, порабощение….

(Кстати… Современные пытки на Украине, отрезанные головы, иглы под ногтями, насилования пивными бутылками, четвертования и прочая жуть «Торнадо» — из этой же оперы).

Мелкие пруссаки, возомнившие себя арийцами и сверхчеловеками стали сами себя подтравливать, как тех овчарок, на искоренение любой в себе человечности. Это только в кино, какой-нибудь эсэсовец, убив ребёнка, гуляет по полю и нюхает ромашки. Нет! для ромашек у него слишком запеклись от ярости ноздри. И единственное, что он может вынюхать — новая жертва.

Фашисты тронули русского медведя. И он проснулся. И израненный, истекающий кровью, истово верящий в Бога и в правое дело, смёл это нацистское дерьмо с карты мира.

Увы, смёл не до конца.

После завершения второй мировой войны (так уж сложилось), на Нюрнбергском трибунале за всё причинённое зло ответила лишь десятая часть активных нациков. Да и эта часть была условно разделена между странами-победителями. В СССР были предприняты попытки ликвидировать бандеровцев, преступления которых не выдержит ни одна здоровая психика, но и они, частью осуждённые, были споро выпущены на свободу безнравственным и недалёким Хрущёвым. Эти преступники вернулись на Украину и заякорились на долгие годы. В Европе же и в Америке освобождённые наци быстро снюхались со вчерашними противниками и сумели так повернуть общественное мнение, чтобы по щелчку пальцев бывшие союзники превратились в оголтелых русофобов. Сделать это было легко. Англия, кичащаяся своим историческим прошлым, своим аристократизмом вынуждена была разговаривать на равных с «плебейским», по её мнению, СССР, пафосная Франция, сдавшая гитлеровцам страну за неделю, должна была делать то же самое… Ну и далее, по списку. Кстати, а вы в курсе что в северном Лондоне, на Ливерпуль Роад, 26 и сегодня существует музей Степана Бандеры? И эти люди будут нам говорить, что на Украине нет фашистов????.

Русофобия и та самая лютая ненависть, тщательно скрытые под личиной «партнёрства», зрели и искали выход. Нас ненавидели в Европе и Америке практически все элиты (а наци именно туда и пробрались). Ненавидели не в качестве Союза, не в качестве коммунистической идеологии, а иначе… Так таракан ненавидит тапок, случайно его не заметивший и не растоптавший. Этот таракан собирает полчища таракашек и мечтает объявить войну тапку. Возможна победа в подобном противостоянии? Конечно, нет. Ибо большой и добрый владелец тапка, наконец, устанет от тараканьих полчищ и, если они не покинут его дом, манёвренно обойдя ловушки, просто зальёт их дихлофосом.

Украина, конечно же, была выбрана не случайно: это и наше подбрюшье, и народ гонористый, и территория большая, да и галицкие наследники бандеровцев в изобилии. Тридцать лет активной кормёжки с мельхиоровой ложечки, подкупы, методички, формирование ручных элит — и готово дело! Можно было организовывать антиРоссию. Что, собственно и произошло в 2014 году. Ошибка у нацистских евроамериканских мечтателей вышла только в двух местах: они никак не могли просчитать психологию крымчан с их вечной памятью славных побед и живым памятником этих побед — городом-героем Севастополем. И они не просчитали Донбасс, где во время Великой Отечественной войны жила, действовала и была зверски замучена «Молодая Гвардия». Ни Крым, ни Донбасс не удалось поставить на колени. Крым сразу вернулся в родную гавань, а мужественный и закалённый суровой шахтёрской работой Донбасс восемь долгих лет ждал освобождения и, наконец, дождался его.

И как на всё это должна была отреагировать чопорная Европа? Правильно! Сбросив маски и обнажив нацистские клыки…

Но что-то глубинное, что-то идущее от моих пращуров, моих героических дедов и любимых учителей подсказывает мне, что сдуется эта возбуждённая Европа, так и не полюбовавшись на коленопреклонённую Россию. Мы не будем добивать дряхлую Европу. Мы просто её немножко вылечим и попросим впредь вести себя хорошо. А вот Америку будет жаль. Она так и не переживёт наш Большой Театр, хотя и моложе его… Но ведь всегда можно организовать реконструкцию, начав с наших исконных земель — Аляски с севера и Калифорнии с юга…


Последние статьи