«Resett», Норвегия: Идлиб, Турция и Россия: последним смеется Путин

Политика

Последним в Идлибе будет смеяться Путин, уверен норвежский аналитик. Путин мастерски разыграл свои карты: отдалил Турцию от Запада, поставил ее в зависимость от России да еще и добился успеха в Сирии. Помешать ему Эрдоган не в силах, сколько бы он ни злился. Читатели статьи тоже явно не на стороне Турции.

«Resett», Норвегия

Путин не только отдалил Турцию от Запада и поставил ее в стратегическую зависимость от России, но еще и достиг геополитических целей в Сирии — вопреки основным интересам Анкары.

По-прежнему неясно, кто стоял за бомбардировкой турецких сил в сирийской провинции Идлиб в четверг — русские или сирийцы. Тогда погибли по меньшей мере 33 солдата и более 30 получили ранения. Независимые турецкие военные эксперты указывают на Россию, но Москва свою причастность отрицает.

Но кто бы за этой атакой ни стоял, она бы никогда не состоялась без российской поддержки режима Асада и присутствия России, и доказательство тому — ярость Анкары. Этот эпизод подтверждает, что стратегическое сближение Турции и России всегда было иллюзией, ведь их геополитические интересы диаметрально противоположны.

Кроме того, Владимир Путин так и не забыл тот день в ноябре 2015 года, когда Турция по приказу президента Эрдогана сбила российский истребитель. Тогда Путин пришел в бешенство и назвал Турцию спонсором терроризма, обвинив ее в покупке нефти у ИГИЛ* и поддержке ряда других группировок. Затем Россия ввела против Турции ряд экономических санкций, но, к удивлению большинства наблюдателей, Путин и Эрдоган вскоре закопали топор войны и раскурили трубку мира.

Стратегическое сближение и ледяной фронт
Уже в июне 2016 года президент Турции выразил сожаление по поводу того инцидента, и началось стремительное стратегическое сближение Анкары с Москвой, которое после неудачного путча против Эрдогана в июле того же года лишь ускорилось. Путин якобы помог Эрдогану, предупредив о готовящемся перевороте, и президент Турции поспешил обвинить в поддержке мятежников западные державы — прежде всего Соединенные Штаты.

Столкнувшись после неудачного переворота с ледяным фронтом из союзников по НАТО, Эрдоган устремил взгляд на Россию. Москва и Анкара заключили ряд экономических, политических и военных соглашений, словно стремясь открыть новую эру двустороннего сотрудничества между историческими противниками.

Важной вехой стало в мае 2017 года начало строительства газопровода «Турецкий поток», усугубляющего зависимость Турции от российских энергоносителей. Однако пика сближение достигло в июле 2019 года, когда русские поставили туркам высокотехнологичные ЗРК С-400 — к величайшему негодованию американцев.

Закупки российских вооружений эксперты назвали последней каплей, переполнившей чашу терпения Вашингтона. США заявляют, что С-400 несовместима с системами вооружений НАТО и может представлять угрозу высокотехнологичному истребителю-невидимке F-35. В июле 2019 года Турцию исключили из числа участников программы F-35.

Ряд высокопоставленных американских чиновников открыто призывают к санкциям против Анкары, хотя формально этот вопрос еще не решен. Как бы то ни было, кажется, что конфликт между США и Турцией вот-вот достигнет точки кипения. Некоторые наблюдатели полагают, что от членства Турции в НАТО осталось одно название и что союз с США грозит рухнуть уже в самое ближайшее время.

Скоротечный роман

По мере ухудшения отношений с США и Западом Анкара все больше заглядывалась в сторону Москвы, чтобы заполнить стратегическую пустоту — особенно в связи с предстоящим обновлением парка истребителей. Эрдоган и Путин встречались несколько раз — в том числе чтобы обсудить турецкие закупки российских Су-57 — и еще в августе 2019 года называли друг друга «мой дорогой друг».

Однако так называемое стратегическое сближение России и Турции было обречено стать скоротечным, поскольку основополагающие интересы стран противоречат друг другу, причем не только в Сирии. Турция помогает сирийским повстанцам и целому ряду джихадистов, а Россия бескомпромиссно поддерживает режим Асада, поэтому конфликт неизбежен. Удивительным образом Москве и Анкаре долгое время удавалось его избегать, но с началом битвы за Идлиб военное противостояние стало неотвратимым.

Эрдоган поклялся поддержать идлибских повстанцев-джихадистов, чтобы вынудить режим Асада покинуть провинцию и превратить ее в безопасное убежище для сирийской оппозиции. Путин же настаивает на том, что джихадистов надо разгромить вплоть до последнего солдата, и что правительство Асада должно восстановить контроль над всей территорией Сирии, включая Идлиб. Пока сирийская армия и ее союзники продолжают наступление, и помешать им Турция, похоже, не в силах.

Воздух решает все

С достижением стратегических целей Эрдогана у турецкой армии проблемы — и огромные. В современной войне невозможно победить без превосходства в воздухе — или, по крайней мере, без того, чтобы лишить противника такого превосходства. Сейчас воздушное пространство Идлиба полностью контролируют силы Асада и Россия, в том числе благодаря многочисленным ЗРК С-400, развернутым по всей Сирии. Так что осуществить замыслы Эрдогана турецкой армии будет весьма непросто.

Любая попытка турецких самолетов прорваться в небо над Идлибом, по всей вероятности, будет встречена залпами С-400 — этаким приветом от Путина. По международному праву сирийское правительство вправе сбивать любые военные самолеты, оказавшиеся в воздушном пространстве страны без разрешения. Строго говоря, когда Турция в 2015 году сбила российский истребитель, международное право было на ее стороне.

Отчаявшись, Турция обратилась к США и другим страны НАТО, запросив у «союзников» помощи в контроле над ситуацией. В частности, Анкара попросила американцев развернуть на границе с Сирией ракетную систему Patriot, чтобы запретить российским и сирийским самолетам свободный пролет через воздушное пространство Идлиба. Однако все запросы остались без ответа, и турецкие силы оказалась одни против армии Асада вместе с иранскими и русскими союзниками, господствующими в воздухе над Идлибом.

Двое гордых мачо

Без необходимых военных средств достичь своих стратегических целей в Сирии Турция не в силах. Для Путина же сирийская война — дело престижа, в которое вложено немало усилий, поэтому он ни за что не уйдет и на турецкие угрозы не поддастся. Судя по всему, Эрдогану придется пойти на попятный и согласиться с тем, чтобы режим Асада постепенно восстановил контроль над львиной долей Идлиба. К утру пятницы российская Дума уже предупредила, что любая крупномасштабная турецкая операция в Идлибе «обернется для страны серьезными последствиями».

Речь идет не только о политике безопасности, но и об авторитете двух властных президентов, которые терпеть не могут терять лицо. Гибель истребителя в 2015 году стала ударом по путинскому престижу, и он о ней не забыл. Он выжидал подходящего момента, чтобы унизить турецкого коллегу, и вот время настало. У Турции мало реальных способов дать России отпор, особенно учитывая ее постоянно растущую зависимость от российских энергоносителей. Поэтому открытая война между ними крайне маловероятна.

Стратегическое сближение России и Турции всегда было иллюзией, и Путин мастерски разыграл свои карты. Он не только раз и навсегда разрушил и без того хрупкий альянс между эрдогановской Турцией и Западом, но и усилил турецкую зависимость от России в военном и энергетическом плане. В Сирии Москва продолжает попирать основные интересы Турции, беспрепятственно провоцируя гнев Анкары.

Путин переиграл Эрдогана всеми возможными способами — и поэтому смеется последним.


Последние статьи