Сатановский: видный предстоятель РПЦ назвал «бесплатными проститутками» гражданских жен…

Россия

Тут видный предстоятель в рамках укрепления духовных скреп назвал женщин, находящихся в гражданском браке, «бесплатными проститутками», честно и, как он делает всегда, искренне высказав им и своё отношение к женщинам вообще, и тонкое понимание особенностей развития современного общества, которое, как его ни обзывай, никак в патриархальную модель не вписывается, и то, с какой скоростью у нас церковь в сферах высоких материй заменяет КПСС, ничему при этом не учась. Ибо судьба партийных моралистов, вроде бы, не должна особенно стимулировать моралистов храмовых к тому, чтобы её повторять. Но по уровню и стилю общения с паствой, которую мало что призывают и назидают, так ещё и притаптывают в грубой форме, они уже сегодня сравнялись.

Что особенно печально, ибо чего не простили одним, того от других и вовсе не ожидали. Ибо там в базовых ценностях, вроде как, и прощение за грехи было, и отпущение их, и понимание слабостей человеческих, и много чего ещё, доброго и хорошего. А не развесистое хамство в стиле Никиты Сергеевича Хрущёва. Ну, тут что скажешь? Человек, который очередной эскападой отметился, пожилой, его не изменишь. Разве что, как с Г-дом в свой срок встретится, тот его укорит. «Что же ты, отец Дмитрий, при жизни нёс», — скажет, к примеру: «сколько вреда причинил, скольких оскорбил, скольких оттолкнул от религии, и конкретно от той церкви, в которой состоял и которую олицетворял!» И тут что скажешь?

Женщинам у нас с амвонов и трибун что угодно говорить привыкли. Да и всем прочим, тоже. Тут диалога никто не ждёт и выслушивать их никто не будет. Тем более, пытаться понять. Схамил и дальше пошёл. А вот с Б-гом, как свидитесь, так не поговоришь.

Что до морали, были у древних евреев два учителя Закона Б-жьего. Давно дело было. До всех церквей в мире, во времена ветхозаветные. Один был Шаммай. Жёсткий, вроде отца Дмитрия. Другой Гиллель. Умный, терпимый к людям и их слабостям, понимающий, как мир устроен. И спорили они между собой, какой путь правильный. Две тысячи лет с той поры прошло. От первого ничего не осталось. И от школы его ничего. Только память про то, как он спорил с Гиллелем. Потому что не пошли по его пути люди. А за вторым, по его пути — пошли и до сих пор идут. Так что тут вопрос не в том, кто что и про что именно сказал. Вопрос в том, что там, где Шаммаев целая толпа, хотелось бы увидеть хотя бы одного Гиллеля. А то ведь, не будет у церкви будущего, при всех по этому поводу усилиях верхнего начальства. Хотя, видит Г-дь — это её будущее и её проблема. Так что пускай со своими говорливыми предстоятелями сама разбирается. Не будем в этом ей мешать.


Последние статьи