«Огромный флаг США на всю сцену»: Агенты Запада остались на высоких должностях в России

В мире

Высокие чиновники от культуры очень переживают за отмену зарубежных гастролей и потерю заграничной недвижимости. Тогда как государство могло получать миллионы за использование постановок русского балета на мировых сценах.

Об этом в интервью на канале «Сама Меньшова» сообщил ректор Академии Русского балета им. Вагановой, народный артист России Николай Цискаридзе, передает корреспондент «ПолитНавигатора». По словам артиста, многие деятели культуры перестали с ним общаться из-за гастролей в Крыму еще с 2014 года.

«Я тогда уже для себя принял такое решение, что каждый человек имеет право на свое мнение: хочешь общаться – общайся, не хочешь общаться – не общайся. У меня есть на все моё мнение. Я с 16 лет сам себя кормлю, я с 20 лет вообще один на земле. И все, что сделано, так у меня сложилось, заработал сам, мне ни перед кем не стыдно. Никто по протекции не устроил ничего, ни в институт, ни на работу, все сделано моими стараниями. Что-то лучше, что-то хуже. Поэтому судья я себе сам, и такое количество гробов в своей жизни вынес, что научился прощаться с людьми, – отметил Цискаридзе. – 24 февраля в жизни каждого человека на планете отозвалось каким-то эхом.

Я готовил экзамен моего класса, мне было не до этого. Я встал рано утром, взял телефон в руки. У меня с детства есть подруга, в 90-е годы она уехала, живёт в Бельгии, и мы с ней продолжали всю жизнь общаться. Мы кумовья, я крестил ее дочку, в последнее время мы редко списываемся или созваниваемся, только если действительно что-то происходит.

И когда я увидел, что от неё сообщение, кинулся к телефону, потому что испугался – вдруг что-то случилось. Открываю сообщение, а там не лицеприятные вещи написаны. Я был настолько поражён, потому что это не входит в наши взаимоотношения, мы никогда за наши годы жизни не обсуждали ничего политического. И подумал для себя – человек так считает. Я не обижаюсь, я просто принимаю позицию. Но как человек, который находится за много тысяч километров, может давать оценку тому, что он не знает?».

Цискаридзе считает, что в наше время обыватели задавлены информацией, которая, зачастую, является лживой. Он напомнил, как в Крымскую войну британская газета «The Times» публиковала сводки с фронтов, которые устраивали англичан. А в России на тот момент еще не было газет, и всю информацию черпали из западной прессы. Прошло почти 200 лет, но в нашем обществе мало что поменялось. Стой лишь разницей, что теперь появилось больше рычагов давления.

«Из академии забрали документы около десятка зарубежных учеников, родителей которых вызывали в посольства и консульства и требовали это сделать под угрозой увольнения с работы. И родители писали письма: «извините, мы вынуждены забрать ребёнка, потому что мы не можем себе позволить не работать».

Моего ученика – финна, который служил в Мариинском театре, вызывали в консульство 5 раз и требовали, чтобы он покинул страну. Самое обидное, что они туда приезжают, и никакой работы им не дают. Люди становятся безработными. Это никого там не волнует, живи, как хочешь», – подчеркнул Цискаридзе.

Сам он не рассматривал вариант переезда за границу, поскольку насмотрелся на отношение к русским, когда они не приглашённые «звезды» на время, а постоянные служащие театров. Отношение к ним становится как эмигрантам, вне зависимости от таланта и заслуг.

В СССР русский балет был вне конкуренции, но за последние 30 лет многое было утрачено.

«Мы были по-настоящему впереди планеты всей, мы были единственными, но мы все по всему миру, особенно за последние 30 лет, раскидали. Мы не продали, а раздарили. Кто-то там с этого поимел какие-то небольшие деньги. Но мы могли создать очередную газовую и нефтяную трубу, если бы запатентовали авторское право на наши спектакли, на всю классику, «Лебединое озеро», «Спящую красавицу, «Щелкунчик», на постановку, на саму идею. Деньги берут за все, а у нас нет ничего, у нас ничего не оформлено, мы все выплюнули и сказали: берите все.

И все на этом зарабатывают. «Жизель» идёт в каждом подъезде, никто ничего не получает, «Щелкунчик» на Рождество – тоже ни копейки», – указал артист. Параллельно с этим абсолютно автономное театральное производство за последние десятилетия стало полностью импортозависимым. Даже танцевальную обувь, которую раньше шили самостоятельно, закупают за рубежом.

«Пришли директора, которые просто уничтожали эти мастерские, и делали это сознательно, потому что воровать можно не на том, что производишь, а на том, что покупаешь и списываешь гораздо больше средств, – пояснил Цискаридзе.

К нам в 2000-х годах пришли директора и управленцы культуры, которые стали все уничтожать. Эти люди, которые пришли во власть культуры в тот период, повсеместно стали заниматься выведением средств, покупкой недвижимости за границей и так далее. Они это делали сознательно, и у этих людей есть фамилии, должности, они все сидят на своих постах.

Мало того, они все подписали письмо против военных действий и никого не уволили. Пошумели, пошумели, но не уволили. Нанесённый ими вред будет нам аукаться ещё долго и в опере, и в балете, и в классической музыке. Они очень сильно заинтересованы в поездках за границу, счета там, дома там.

Они никогда не любили свою страну.

Вы можете себе представить спектакль в любой капиталистической стране мира, чтобы русский флаг висел все три акта на сцене, даже если действие происходит в России, вы можете себе такое представить? «Метрополитен», «Ковент-Гарден», «Ла Скала»? А у нас в Большом театре шла опера – «Бал-маскарад», где висел огромный американский флаг на всю сцену. Это всего лишь два года назад было».


Последние статьи