В ловушку для Мадуро, поставленную американцами, может попасться Байден

Политика

Территориальный спор между Каракасом и Джорджтауном вокруг провинции Эссекибо необходимо урегулировать мирным путем, заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова. Она отметила, что Москва «позитивно оценивает» телефонный разговор между министром иностранных дел Венесуэлы Иваном Хиль Пинто и его гайанским коллегой Хью Тоддом, который они провели 6 декабря, и выразила надежду на продолжение этих контактов.

Весьма щекотливая ситуация для России. Венесуэла наш стратегический союзник в Латинской Америке, но ее никто не поддержал, даже Куба, Никарагуа и Боливия. Бразилия же, партнер по БРИКС, и вовсе осудила действия Каракаса. Как нам реагировать, если что-то начнется, чтобы ни с кем не поссориться?

А слухи тревожные. Поступает информация о том. что в Венесуэле началась мобилизация, а Бразилия перебрасывает войска к границе…

— Слухам не стоит доверять в любом случае, — считает переводчик и журналист Дмитрий Штраус. — Прежде всего, не понятно, что имеется в виду под мобилизацией. Резервисты венесуэльской армии никаких уведомлений о дополнительных сборах не получали, а что касается перемещения войск в пограничные районы, то этот процесс шёл последние четыре-пять лет…

Что касается возможности присоединения Каракасом спорных территорий военной силой в ближайшее время, то моё мнение: этого не будет! Речь идёт скорее о попытке консолидации венесуэльского общества перед президентскими выборами.

«СП»: Почему так напряглись соседи? Та же Бразилия? Куба?

— Беспокойство Бразилии усилением напряжённости объясняется тем, что её президент Лула вообще миролюбивый человек, и ему совсем не нужен военный конфликт на своих границах. Кроме того, имеется исторический подтекст: договор который Бразилия в своё время заключила с Испанией, давал контроль над меньшими территориями, чем тот который позднее был подписан с Великобританией. То есть, если Венесуэла каким-то чудом установит контроль над Эссекибо, то окажется, что она имеет право претендовать и на некоторые бразильские территории. Об этом мне рассказал недавно венесуэльский политолог Андрес Пьерантони. Он крупный специалист по этому вопросу.

Куба дорожит отношениями с англоязычными странами Карибского бассейна — такими, как Гайана, Тринидад и Тобаго. Конечно, Куба и Венесуэла близкие союзники, но Гавана не кинется автоматически поддерживать Каракас в таком старом и сложном споре, в котором каждая из сторон в чём-то права.

«СП»: Могут ли третьи силы вмешаться в конфликт?

— Естественно. Бразилия при Луле в случае гипотетического конфликта, думаю, сохранит нейтралитет. Хотя будет очень важно, к какой из сторон конфликта этот нейтралитет будет более благожелательным, так как Бразилия является региональной державой.

А вот Великобритания и США почти наверняка вмешаются на стороне Гайаны. Они с удовольствием выступят в роли «благородного полицейского», спасающего несчастную слабую страну от во много раз превосходящий её Венесуэлы. В Соединённых Штатах, кроме того, будут сильны настроения в пользу того, чтобы взять реванш за все неудачи в Венесуэле за последние 20 лет. А также за позорное бегство из Афганистана и отсутствие в этом году каких-либо успехов в прокси-войне на Украине.

Причём в этом отношении гипотетическая республиканская администрация будет не менее воинственной чем демократическая. Консерваторы считают Латинскую Америку своим задним двором, и их нынешнее настроение — избегать военных авантюр за рубежом — на этот регион не распространяется.

Поэтому, надеюсь, Мадуро не поддастся на искушение и не полезет в приготовленную ему ловушку. Не исключено, что действия нефтяной компании «Эксон-мобайл» в Гайане, несомненно, одобряемые правительством США, и являются установкой такой ловушки.

— У Венесуэлы есть для присоединения Эссекибо и силы, и средства, — уверен руководитель экспертного совета Фонда стратегического развития, политолог Игорь Шатров. — Сравним хотя бы военный потенциал соседних стран. Во-первых, людские ресурсы. Численность венесуэльцев 28 миллионов человек. Гайанцев — около 800 тысяч. Венесуэльская армия — 123 тысячи неплохо подготовленных солдат, а с учетом мобилизационного резерва — и все полмиллиона. В вооруженных силах Гайаны … 3400 человек. С военной техникой аналогичная ситуация. Что имеют противоборствующие стороны в своем распоряжении? 6 боевых бронированных машин у гайанцев и 789 у венесуэльцев, 54 артиллерийских орудия против 545, 5 патрульных катеров против 34 сторожевых кораблей и подводной лодки, несколько легкомоторных патрульных самолетов и транспортных вертолетов против 82 боевых истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. Если война начнется и в нее не вмешается третий, итог предсказуем.

При этом стоит помнить, что Гайана, единственная англоговорящая страна на континенте, является членом Содружества наций, в котором состоят почти все бывшие британские колонии, доминионы и протектораты. Также между Гайаной и США не далее, как в 2021 году заключен договор о военном сотрудничестве. Именно ее Штаты рассчитывали в перспективе использовать как таран против Венесуэлы. Решительность Мадуро вам ничего и никого не напоминает?

«СП»: Почему соседи Венесуэлы так противятся? Та же Бразилия? Ей-то какое дело? Почему левые союзники: Куба, Никарагуа, Боливия — не поддерживают Мадуро? Боятся открыть ящик Пандоры, что начнется тотальная перекройка постколониальных границ в регионе?

— Война между соседями не выгодна остальным. Она ослабляет регион, который сейчас в очередной раз делает попытку вырваться из-под американского влияния. Венесуэльско-гайанский кризис может побудить США к введению войск, а это, в свою очередь, способно спровоцировать расползание конфликта на соседние страны. Американцы не отказались и не откажутся от попытки свергнуть Мадуро и могут прямо сейчас начать этот процесс. Именно этого опасаются союзники Венесуэлы.

«СП»: Нефть спорного региона фактически отдана «Эксон Мобайл». Там еще «Шеврон» и даже китайцы присутствуют. Какой будет их реакция? Опыт той же Африки показывает, что компании могут своими ЧВК десятилетиями вести войны за ресурсы.

— Венесуэла дала компаниям три месяца на сворачивание добычи. Могут ли они при невмешательстве Штатов сами отстоять свои интересы и силовым образом удержать вышки под своим контролем? Вероятно. Будут ли так поступать? Не знаю. Но что вероятность расползания конфликта сохраняется и при невмешательстве США, но с участием ЧВК западных нефтяников и других ресурсодобывающих корпораций, это факт. И непроходимые джунгли, из которых и состоит в основном регион Эссекибо, тому только поспособствуют.

«СП»: Какой должна быть позиция России? МИД высказался достаточно обтекаемо. Венесуэла наш стратегический союзник в регионе, но и с Бразилией мы дружим. Что делать в случае начала конфликта? Оставаться в стороне? Участвовать? Но как? Вступившись за Венесуэлу, мы рискуем вызвать неудовольствие других наших союзников в регионе.

— Россия держит нейтралитет. Это единственно верная на данный момент позиция. Выступая против войны в принципе, но не осуждая Венесуэлу за ее решение, а призывая обсудить вопрос в международных институтах и за столом переговоров, Россия способна сохранить отношения со всеми странами региона на прежнем уровне. В то же время подобная политика станет примером того, как в случае конфликта, в который втянут твой партнер и союзник, можно достойно себя вести.

— Забавно, что позиция МИД РФ в данном случае точно совпадает с позицией Госдепа США, — отмечает редактор «АПН Северо-Запад» Андрей Дмитриев. — Там тоже призвали решать конфликт путем переговоров и не стали занимать чью-то сторону.

Со стороны американцев ларчик открывается просто — у них есть договоренности с Венесуэлой о поставках нефти, от стабильности которых они в данный момент мирового шторма весьма зависимы. А если Николас Мадуро ещё и гарантирует американским компаниям желаемые доли на обширных месторождениях Эссекибо, то… Какая собственно разница, какой стране они принадлежат? Впрочем, если начнутся реальные боевые действия, всё может поменяться.

У левых правительств Южной и Центральной Америки могут быть свои резоны. В конце концов собственные интересы никто не отменял. Вспомним, как социалистический Вьетнам раздавил красную Кампучию и успешно воевал с коммунистическим Китаем.

Я бы отметил тут два момента, которые важны для России. Первый. Помните, был такой оппозиционер Хуан Гуайдо — либерал, которого Запад одно время признал лидером Венесуэлы? Так вот он, продолжая резко критиковать Мадуро, заявил: «Эссекибо — наша земля». Это фактически формула бывшего лидера партии кадетов Павла Милюкова, который, будучи кровным врагом советской власти, в 1939-м встал на сторону СССР в Зимней войне и заявил: «Мне нужен Выборг!» Вот такие либералы нам сегодня пригодились бы, только что-то ни одного не видно.

И второй момент. Цинично говоря, война в Южной Америке с втягиванием различных стран нам выгодна. Как и конфликт в Секторе Газа — посмотрите, сколько ресурсов Запада туда оттянуто, как сразу поменялась риторика по отношению к Украине, как стали урезать ей финансовую и военную помощь. А если так пойдет и дальше, будет мультипликативный эффект, про «захiстников нэньки» вообще все забудут и их можно будет спокойно добить.



Последние статьи